Медиация. Когда проигравших нет

- Цисана, не является ли медиация институтом, дублирующим такие учреждения, как мировой или третейский суд?

- Принципиальное различие между медиацией и судебным разбирательством состоит в том, что медиатор является активным, но беспристрастным помощником процесса. Медиатор должен помочь спорящим осознать их собственные интересы и способствовать тому, чтобы стороны поняли друг друга, при этом медиатор обязан воздерживаться даже от предложения возможных решений, так как это должно оставаться прерогативой спорящих сторон. Нередко медиаторами становятся судьи, вышедшие в отставку - подобная практика распространена во всем мире. Судье и медиатору необходимы одни и те же человеческие качества: порядочность, авторитет, незапятнанная репутация. Однако судья в силу своей профессии обязан принять решение в пользу одной или дугой стороны. А задача медиатора - быть нейтральным, оставаясь носителем идеи о том, что интересы и одной, и другой стороны могут быть удовлетворены при кажущейся их несовместимости. В отличие от судебного разбирательства медиация позволяет приблизиться к результату, когда проигравших нет, что позволяет сторонам сохранить партнерские отношения.

- Какие профессиональные и этические требования будут применяться к медиаторам?

- Существует Кодекс поведения медиатора, разработанный и принятый Европейским Союзом. Медиатор как профессионал всегда должен следовать основополагающим принципам медиации и определенным этическим нормам. Прежде всего медиатор должен быть глубоко порядочным человеком. Другие принципы медиации - конфиденциальность, нейтралитет и беспристрастность. На сегодняшний день профессия «медиатор» существует чаще всего как дополнение к каким-то другим профессиям. Есть медиаторы-юристы, медиаторы-психологи, медиаторы, которые занимаются предупреждением и разрешением конфликтов в промышленности и научно-технической сфере. Но, например, в Австрии существует отдельная профессия «медиатор». Медиаторами чаще всего являются люди с высшим образованием, без привязки к какой-либо конкретной специальности. Реже встречаются «отраслевые» медиаторы с узкой специализацией, так как иногда необходимо знание специфики отрасли для обеспечения успешного разрешения спора. Но самое главное, чтобы медиатор был профессионалом именно в области медиации. Если же говорить о стандартах обучения медиаторов, то целесообразно опираться на опыт тех стран, где медиация признана как отдельная профессия (таких как Австрия, Германия, Австралия). Программы обучения медиации в этих странах варьируются по продолжительности от 100 до 530 часов. В первую очередь продолжительность обучения зависит от первоначального образования соискателя сертификата медиатора: например, юристу или психологу достаточно программы в 100-120 часов, а представителям других специальностей потребуется пройти более длительный курс. Имеется специальный обучающий курс для адвокатов, сопровождающих стороны в медиации, и в ближайшем будущем его можно будет прослушать в нашем Центре. В России сейчас необходимо выработать стандарты профессиональной подготовки, сертификации и аккредитации медиаторов. Существование профессионального сообщества будет задавать правила поведения медиаторов, поможет поддерживать высокое качество услуг и сформирует правильное понимание того, носителем каких идеалов должен быть медиатор.

- Не станет ли институт медиаторов собранием «вольных советчиков», среди которых окажутся разжалованные следователи и прокуроры, досрочно отправленные в отставку судьи и лишенные статуса адвокаты?

- То есть те, кто может сказать «Да я всю жизнь этим занимаюсь!»? Те, кто в силу своей профессиональной деятельности имеет опыт примирения, нахождения решения в сложных ситуациях? Конечно, искушение велико, и, наверное, будет много желающих объявить себя медиаторами. Одна из задач на этапе становления института медиации в нашей стране - проводить разъяснительную работу, чтобы не допускать подмены понятий между умелым переговорщиком (и даже, не побоюсь этого слова, «уговорщиком») и медиатором. Долг медиатора находиться на страже интересов обеих сторон, доверивших ему ведение процедуры медиации. Кроме того, медиатору следует ответственно относиться к выработке общего решения, чтобы медиация, сперва казавшаяся успешной, не закончилась обращением в суд. В процессе переговоров стороны могут полагать, что решение уже найдено. Но в медиации есть такое понятие, как оценка реальности. Благодаря оценке реальности, проведенной совместно с медиатором, стороны порой осознают, что они не во всем следуют своим интересам. В таком случае совместный поиск решения необходимо продолжить.

- Могут ли стать медиаторами адвокаты, лишенные статуса?

- Здесь сразу возникает вопрос, почему адвокат был лишен статуса. Если он не соответствовал требованиям своих коллег, он не может быть принят и в ряды медиаторов.

- Какую роль в медиации могут играть настоящие адвокаты -профессионалы?

- Они могут консультировать или представлять стороны, участвующие в процесс е медиации. Медиатор чаще всего рекомендует сторонам, приходящим на процедуру медиации, либо обратиться к адвокату, чтобы он сопровождал их в процессе, либо консультироваться с адвокатом.

- Могут ли адвокаты принимать участие непосредственно в самой процедуре медиации?

- Да, но в этом случае, желательно, чтобы обе стороны имели своих адвокатов, поскольку иначе может возникнуть дисбаланс. Кроме того, важно, чтобы адвокаты понимали, что главная цель медиации - не выиграть, а прийти к взаимопониманию. Хороший адвокат может не только участвовать в процедуре медиации на стороне одного из спорящих, но и предупредить судебное разбирательство и даже сам выступить в роли медиатора. В западных странах в последние годы прослеживается тенденция превращения адвокатов в адвокатов-медиаторов, которые в одних процессах выступают как адвокаты, а в других - как медиаторы.

- В чем реальная помощь адвоката в процедуре медиации? Ведь сторонам просто не надо мешать, они сами должны осознать свои истинные цели, и понять истинную причину конфликта.

- Адвокат в первую очередь должен проконсультировать свою сторону о прав о вой сути конфликта. Медиаторы всегда рекомендуют спорящим заранее получить полную информацию о правовых последствиях, которые возникнут в случае обращения к судопроизводству. И узнать обо всех правовых коллизиях спора. Кроме того, когда в процедуре медиации участвуют адвокаты, их прерогативой является составление договора - медиативного соглашения.

- Как вы относитесь к идее нотариального закрепления соглашений, достигнутых путем медиации?

- Такая практика принята во многих странах, например, во Франции и Германии. В Германии медиативные соглашения, заверенные нотариально, даже имеют силу судебного решения. Я думаю, стороны при желании могут заверить свое соглашение нотариально - в этом нет ничего плохого.

- По каким принципам будет вестись реестр медиаторов, и кто будет его вести?

- Чтобы вести реестр, прежде всего нужно сформулировать критерии его ведения. Очевидно, что организации, которые будут вести реестр, должны выразить свою приверженность тем принципам, которые указаны в Кодексе профессиональной этики медиаторов. Что же касается стандартов качества, то каждая организация может выработать свои. А потребители услуг сами могут выбрать тот уровень качества, который их устроит. Право вести подобный реестр сегодня имеют все, но со временем все встанет на свои места. Объединяясь, саморегулируемые организации создадут стандарты обучения, сертификации, аттестации, аккредитации медиаторов, а затем, опираясь на свои внутренние единые стандарты, создадут реестры, по которым для любого обратившегося за помощью можно будет подобрать медиатора, отвечающего его требованиям. В Великобритании, например, существует специальная служба - горячая линия, куда можно позвонить из любого конца страны, охарактеризовать конфликт, свои предпочтения относительно посредника, и вам предложат список медиаторов, подходящих к вашим требованиям.

- Ведется ли статистика урегулирования споров с участием медиаторов? Если нет, можете ли Вы привести отдельные примеры результатов деятельности первых российских медиаторов?

- Статистика ведется во всех странах мира, где востребована медиация. С недавнего времени ведется она и в России - Службой медиации при Российском союзе промышленников и предпринимателей и Научно-методическим центром медиации и права. Поскольку одним из принципов медиации является конфиденциальность, умолчу о тех процедурах, которые поступают к нам на рассмотрение. Однако можно сказать, что два года назад к медиации чаще обращались представители крупных корпораций. Сейчас же мы видим тенденцию к тому, что и средний, и малый бизнес в России все чаще обращаются к медиации. Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что медиация органично войдет в деловой оборот и займет достойное место как наиболее эффективный альтернативный метод разрешения споров.

Александр Крохмалюк
(Новая адвокатская газета, №9, октябрь 2007 года)