Об альтернативных методах разрешения споров и их значении в условиях гражданского общества

В настоящий момент в Государственной Думе РФ находится на рассмотрении проект Федерального закона "О примирительной процедуре с участием посредника (медиация)", направленный на установление правового регулирования отношений, связанных с осуществлением альтернативного способа разрешения экономических споров. Готово ли наше общество к практическому применению альтернативных методов разрешения споров? Что такое медиация? На эти и многие другие вопросы, присланные вами, ответили Вениамин Федорович Яковлев и Цисана Автандиловна Шамликашвили.

КонсультантПлюс: Сегодня все больше людей начинает интересоваться альтернативными методами разрешения споров. Как вы считаете, существует ли необходимость использования альтернативных методов разрешения споров в нашем обществе?

Вениамин Федорович Яковлев: Прежде всего стоит рассказать, что это за альтернативные методы и почему они так называются. Известно, что основной метод разрешения споров - судебный. К нему все привыкли. В нашей стране судьи за год рассматривают где-то порядка пятнадцати миллионов дел, не меньше. Основная масса споров рассматривается в судах. Хорошо это или плохо? Есть ли какие-нибудь другие способы разрешения споров? Я думаю, что, конечно, есть. И наша русская классическая литература содержит тому хороший пример, как и почему могут использоваться альтернативные методы разрешения споров.
Так, например, Николай Васильевич Гоголь рассказывает в своей повести о том, как поссорились из-за пустяка два соседа, Иван Иванович и Иван Никифорович, и как потом они затаскали друг друга по судам. Был ли какой-то альтернативный метод разрешения данного спора? Был. Какой? Доброе соседство и дружеский разговор. То есть, иначе говоря, переговоры сторон. А они могут быть самые разные. Спор может возникнуть между супругами, между родителями и детьми, между работодателем и работником, между двумя предпринимателями, заключившими договор на поставку товара, на предоставление кредита. Споры, к сожалению, - это неизбежный спутник человеческих отношений. Они есть в любом обществе, были и всегда будут. Значит, должны быть какие-то нормальные способы разрешения этих споров.
Если он судебный, официальный, то стороны обращаются за разрешением спора к государству в лице суда. Но могут быть другие, более простые, доступные, дешевые и быстрые, более человечные методы. Переговоры между спорящими сторонами - главный из них. Мы точно не знаем, сколько споров разрешается на основе переговоров. Я думаю, больше, чем в судах. Прежде чем идти в суд, стороны все-таки пытаются выяснить позицию контрагента. Вот ты мне должен. Узнать, признает тот свой долг или нет? Если признает, то когда заплатит? Вот это уже переговоры. Обычно стороны не сразу обращаются в суд, сначала выясняют позицию контрагента. Может быть, он просто забыл заплатить вчера и заплатит сегодня. Или у него сегодня нет денег, а завтра будут и он согласен заплатить. Все выяснено - спора нет. Не обязательно сразу бежать в суд, потому что возникает много разных издержек: дорого, большие временные затраты, слишком большое напряжение сил и так далее. А спор может закончиться так же печально, как у Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем. А им стоило бы использовать альтернативные методы разрешения споров. Я думаю, что они существовали всегда, люди свободно используют их, но даже не подозревают, что это так называется.
Существует несколько альтернативных методов разрешения споров. Первый, самый распространенный, нормальный и естественный - урегулирование споров путем переговоров самими сторонами. Второй может быть более сложный, более квалифицированный - переговоры с участием юридического консультанта. И третий - переговоры с участие посредника. Что делает посредник? Посредник помогает сторонам, во-первых, наладить переговоры, во-вторых, провести их нормально, помогая им своим опытом, умением, правильной позицией. И самое главное, он помогает им закончить, по возможности, спор соглашением, которое имеет силу закона и подлежит обязательному исполнению. Стороны уже не могут от него "открутиться", потому что в нем выражена воля обеих сторон.
Наконец, существует еще более сложная форма разрешения споров - третейское разбирательство, когда дело разрешает не государственный судья, а тот, которого выбрали спорящие стороны. И вот этот третейский суд по поручению, по просьбе спорящих сторон разрешает спор, выносит решение. Это уже не соглашение между спорящими сторонами, а это именно решение. И коль скоро стороны доверили разрешение спора этому третейскому суду, то решение третейского суда является для них обязательным и они его должны выполнить. Но выполнить они его должны добровольно. А если добровольного исполнения нет, тогда одна из сторон, заинтересованная в этом, может обратиться в государственный суд с просьбой дать разрешение на принудительное исполнение данного решения третейского суда. Государственному суду не надо по существу разрешать спор. При этом суд может, не производя судопроизводства, не вынося собственного решения, проверить, были ли соблюдены правила процедуры, обе ли стороны участвовали в разрешении спора и имели возможность представлять доказательства, не нарушена ли процедура разрешения спора. И если все это соблюдено и решением третейского суда не нарушается публичный порядок, учтены исходные правовые позиции, установленные в данном обществе, и не нарушены интересы третьего лица, то суд подтверждает необходимость исполнения судебного решения и выдает соответствующий исполнительный лист. Тогда решение третейского суда будет принудительно исполнено. Вот я кратко обрисовал основные используемые в практике альтернативные методы. Думаю, что альтернативные методы в нашем обществе используются, и довольно широко. Например, переговоры между сторонами. Может быть, меньше, чем с использованием посредника. За рубежом, например в США, Англии, Австралии, посредничество используется очень широко. И во Франции и Германии тоже начали применять этот метод. Используется он и в России, но недостаточно. Я думаю, что у этого метода разрешения споров есть большая перспектива и в нашей стране.

КонсультантПлюс: Существует ли за рубежом законодательство, регулирующее использование альтернативных методов разрешения споров? И есть ли необходимость в подготовке такой законодательной базы в Российской Федерации?

В.Ф.: Такой сложный метод, как третейское разбирательство, везде в мире имеет определенную правовую базу. В каждой стране он урегулирован национальным законодательством. У нас тоже есть закон о третейских судах Российской Федерации. Он в полной мере соответствует международным стандартам. А вот в отношении посредничества дело обстоит несколько иначе. Здесь практика разная. В некоторых странах есть законодательные акты о посредничестве как о процедуре. Точнее, о примирительных процедурах с использованием услуг посредника. Во многих странах таких актов нет, а посредничество осуществляется на основе актов самоуправления. То есть посредники объединяются в корпорацию, эта корпорация утверждает требования к посредникам, утверждает правила разрешения споров посредниками, принципы этой деятельности и так далее. Это корпоративное объединение внимательно следит за соблюдением всех этих правил теми, кто является членами данной организации, то есть самими посредниками. Существует такой вот корпоративно-этический контроль с достаточно строгими мерами воздействия на тех, кто нарушает эти правила, путем исключения из числа посредников. При этом сами корпорации готовят посредников, проводят их аттестацию, выдают документы о том, что специалист обладает необходимыми знаниями, опытом и может быть приглашен сторонами в качестве посредника.
У нас в России пока нет законодательного акта, который бы регламентировал посредничество. Но само посредничество как вид деятельности, связанный с урегулированием споров, в законодательстве у нас обозначен в Арбитражно-процессуальном кодексе. В нем прописаны и посредничество, и посредник. Существует потребность в развитии этого метода в соответствии с международными стандартами, с международными принципами на основании рекомендательного документа Организации Объединенных Наций о посреднической деятельности. Необходим законодательный акт, который закрепил бы основные принципы этой деятельности. Такой законопроект подготовлен и внесен на рассмотрение в Госдуму. Он был разработан объединенной комиссией, в которую вошли представители Торгово-промышленной палаты России, различные объединения предпринимателей, РСПП, "Деловая Россия", "ОПОРА России". Сейчас он находится на стадии подготовки к первому слушанию.

КонсультантПлюс: Какие необходимы условия для успешного внедрения в нашей стране применения альтернативных методов разрешения споров?

В.Ф.: Я обозначу три условия. Первое и главное - желание спорящих сторон использовать именно этот метод урегулирования споров, потому что дело это сугубо добровольное. Оно возможно только на основе взаимного согласия спорящих сторон, которые сами решают попробовать провести переговоры с участием посредников. Не обязательно, что воспользоваться этим методом смогут только предприниматели. Это могут сделать и такие категории лиц, как: работники и работодатели, супруги, физические и юридические лица и т.д. Ведь спорить могут все. А если есть спор, который надо разрешить, то и возникает потребность в том, кто в этом может помочь. Найдутся лица, которые в состоянии будут эту услугу оказать. Главное, чтобы был спрос.
Мы видим, что спрос сейчас начинает появляться. Появился интерес предпринимательских сообществ, многие споры они начинают решать во внесудебном порядке. И я уверен, что на основе этого интереса дело пойдет. Не сразу, в небольших масштабах, но пойдет. А потом пойдет очень широко, я уверен в этом. Почему? Прямые переговоры между сторонами - вещь хорошая. Но, как показывает опыт и практика, в том числе зарубежных стран, когда в этих переговорах участвуют специалисты высокого класса, которым спорящие стороны доверяют и уважают их мнение, они проходят плодотворно. Посредники помогают сторонам найти точки примирения, точки компромисса. Они ни на чьей стороне, их задача в конечном счете завершить спор, конфликт миром, то есть заключить мировое соглашение, которое не является победой одного над другим, а которое учитывает, реализует интересы обеих спорящих сторон. Это высший класс. И хороший посредник, то есть медиатор, может в короткие сроки и за небольшие плату подвести стороны к взаимовыгодному для сторон разрешению спора, минуя судебные инстанции. И вот поэтому надо попробовать. Потом дело пойдет.
Второе условие - наличие хороших специалистов, медиаторов. Они ниоткуда не возьмутся, если не будет самой медиации, альтернативных методов разрешения споров. Начнется это дело, пойдет - появятся хорошие специалисты. Для этого требуется соответствующая подготовка, знания, опыт, соответствующие человеческие качества. Одного близко не стоит подпускать к такой работе, потому что он сам по себе конфликтный человек. Какой он посредник? Другой, наоборот, "человек компромисса", психологически предрасположен к медиации. Он умеет договариваться и знает, как помочь это сделать другим. В России потенциально есть хорошие медиаторы, готовые заняться этим видом деятельности. Это может быть очень хороший адвокат, судья в отставке, конечно, не каждый, характеры у людей разные. Медиатором может быть даже очень хороший предприниматель, который уже предпринимательской деятельностью не занимается, но имеет огромный опыт урегулирования собственных конфликтов и знает, как найти общий язык с партнером, когда возникает спор.
Третье условие - наличие хотя бы минимальной правовой базы и каких-то правил для саморегулируемой организации посредников. Стороны должны знать, по каким правилам будет разрешаться спор с участием медиатора. Я думаю, что потенциально все эти условия в России налицо.


Цисана Автандиловна Шамликашвили: Я бы хотела добавить к этим основным трем условиям еще одно, очень важное, на мой взгляд, - информированность. Информированность людей о самой возможности использования альтернативных методов разрешения споров в нашем обществе. Об этом должны знать все, начиная от простого гражданина, обывателя, заканчивая людьми, занятыми в административной деятельности. Одно дело, в своей обыденной повседневной жизни уметь просто урегулировать какие-то споры, которые возникают ежеминутно, а другое дело - понимать, что, когда возникает действительно что-то сложное, значимое в твоей жизни, и ты можешь передоверить ответственность за решение спора кому-то другому. Например, тому же судье, который примет решение за тебя, но, возможно, не принимая во внимание всех аспектов существующего спора. А медиация, в частности, позволяет рассмотреть именно реальное положение дел и принять во внимание реальные обстоятельства. Медиация предоставляет возможность предпринять все необходимое, для того чтобы разрешить спор, и притом к обоюдному удовлетворению сторон, найти жизнеспособное решение. Очень часто суд принимает решение, которое может оказаться невыполнимо в силу несостоятельности одной из сторон на тот момент. Мы же говорим о том, что хотим с наименьшими потерями выйти из состояния конфликта. Медиация предоставляет такую возможность сторонам достойно разрешить спор. Говорим ли мы о коммерческой сфере, о семейных или каких-либо других отношениях, сторонам все-таки выгоднее договариваться, нежели выяснять отношения в суде. Суд - это последняя инстанция, самая весомая, к которой надо прибегать в крайнем случае, когда договориться не представляется возможным.

КонсультантПлюс: В чем основная суть этого альтернативного метода разрешения споров?

В.Ф.: Проект закона, представленного в Госдуму, закрепляет основные принципы этого метода способа разрешения споров. Это, прежде всего, добровольность для обеих сторон. Их полное равенство, взаимность во всех отношениях, конфиденциальность, беспристрастность посредника. Он должен одинаково относиться к обеим сторонам, к их интересам и находиться на равном расстоянии от обеих сторон, потому что должен выражать интересы и той стороны, и другой стороны. Его отличие от адвоката, который ведет дело от имени одной стороны, состоит как раз в том, что он не представляет интересы только лишь одной из них. Для него святая задача - обеспечить гармонизацию этих интересов, то есть равное, справедливое, беспристрастное отношение к интересам обеих сторон. Метод хорош тем, что он обеспечивает как раз сотрудничество, то есть сохранение отношений. Супруги в процессе переговоров могут примириться. Вчера они были на грани развода, а в результате таких переговоров с участием умного и деликатного посредника они приходят к тому, что причин для судебного разбирательства нет. Или возьмем двух предпринимателей, которые пригласили медиатора. Вместо того чтобы повернуться спиной друг к другу, они заканчивают спор пожатием рук и намерены дальше развивать деловые отношения.

КонсультантПлюс: А корпоративные споры тоже можно разрешать с помощью медиации?

В.Ф.: Корпоративные споры как раз чаще всего и попадают в орбиту переговоров с участием в том числе посредников. Корпоративный спор - тоже нормальная вещь. Только надо различать корпоративные споры и незаконные корпоративные захваты. Там спора нет, там разбой. Есть разбойник, с которым вести переговоры невозможно, и есть жертва, которую он пытается разорвать в клочья. Там не может быть переговоров. Здесь необходимо применять закон и привлекать к ответственности. Это совсем другое дело. А нормальные корпоративные споры постоянно возникают. Этот метод очень пригоден для таких споров.

Ц.А.: Необходимо отметить как для межкорпоративных споров, так и внутрикорпоративных. В нашей стране с ростом рыночных отношений появилось много больших компаний, порой очень сложно структурированных. И внутри этих компаний возникает множество споров, которые чаще всего было бы выгодно разрешать с помощью медиации. Это позволяет сохранить еще и репутацию компании. Ни одной компании не хочется выносить сор из избы. Это влияет на ее имидж, на конкурентоспособность. Соответственно, разрешить внутрикорпоративный спор, не прибегая к помощи суда или не вовлекая широкую общественность, очень важно.

В.Ф.: Один из основных принципов медиации - конфиденциальность. Вся информация, которую стороны получают друг от друга, которую получает посредник, все, что используется для урегулирования споров, остается только между ними, это не подлежит огласке, и никто из них не имеет право потом оглашать ту информацию, которая была связана с этими переговорами. И их никто, по закону, который рассматривается сейчас в Госдуме, не имеет право потом допрашивать по поводу этой информации, потому что это дело спорящих сторон и лица, которому они доверяют эту информацию. Этот метод хорош тем, что он действительно сохраняет закрытость информации, когда спорящие стороны не хотят, допустим супруги, чтобы их разногласия стали известны и кто-нибудь смог использовать эту информацию.

КонсультантПлюс: Этот метод, наверное, помогает предотвратить банкротство фирм?

В.Ф.: Совершенно верно. Он может просто предотвратить банкротство. Потому что медиатор может помочь партнерам реально договорится о рассрочке, а не просто обанкротить должника.

Ц.А.: Если говорить о банкротстве и о хозяйствующих субъектах, то в данном случае медиация позволяет, кроме всего прочего, сократить сроки рассмотрения дела. Если в судебном разбирательстве на это уходит несколько месяцев, а иногда и более, то при соответствующей воле сторон при проведении процедуры медиации можно спор рассмотреть быстро, минимизируя влияние конфликтной ситуации на хозяйственную деятельность. В странах, где медиация достаточно давно существует и посредничество широко применяется, существует практика внесения в контракты оговорки о том, что в случае возникновения споров, конфликтов стороны обратятся к процедуре медиации, по образу третейской оговорки. Это позволяет им очень оперативно гасить споры и находить решения, не неся потерь, во всяком случае сводить их к минимуму.

КонсультантПлюс: Как стороны приходят к консенсусу при выборе кандидатуры медиатора? Не затягивается ли при этом процесс решения спора?

Ц.А.: Мы, медиаторы, иногда шутим, что тут нужна медиация, по поводу того, как выбрать медиатора. Надо сказать, что в любом случае любые переговоры и любое согласие сторон всегда требует переговоров и медиации. Если есть воля сторон, то они должны, наверное, быстро согласиться, во всяком случае найти ту фигуру, которая будет компромиссная для каждого.

В.Ф.: Прежде всего стороны должны договориться о том, что они проведут переговоры. Второе - они должны договориться о том, что они проведут переговоры с участием посредника. Как только по этим двум позициям будет достигнута договоренность, действительно возникает вопрос, кому доверить решение спора. Сегодня существуют организации, объединяющие посредников, в них есть список посредников, который стороны могут получить и выбрать из него любого. Или могут попросить организацию помочь в выборе посредника. Они могут даже попросить организацию назначить им посредника, если они согласны с этим. Назначьте нам посредника. И мы вам доверимся. Возможны варианты. Важно одно - чтобы в конечном счете спорящие стороны согласились с этим посредником, они его восприняли. Обычно это происходит, потому что посредник этот уже известен как посредник. Он уже не один спор урегулировал успешно. Ему уже доверяют. На него уже спрос есть. Может быть и такое положение, что вот они пришли и говорят: нет, нам вот только вот этого посредника, никого больше не хотим. Я, например, знаю одного выдающегося посредника из Англии, я с ним общался в Страсбурге. Вот если бы у меня была б необходимость разрешения спора с кем-нибудь, я бы его попросил, потому что я его уже знаю как выдающегося посредника.

КонсультантПлюс: Возможна ли медиация в административных спорах?

В.Ф.: Тяжелый вопрос. В принципе это возможно, допустимы переговоры даже с участием посредника. Но дело в том, что стороны занимают слишком разные позиции. Один налогоплательщик - обязанный. А другой - это государственная власть. И, как ни странно, власть, то есть чиновник, который эту власть представляет, ограничен в полномочиях, их у него совсем мало. Вот когда два хозяина, два предпринимателя ведут переговоры, то каждый из них хозяин своего дела. И если он соображает, что ему лучше получить денег меньше, но точно их получить, и, следовательно, он согласен, например, чтобы не взыскивать неустойку, или он согласен дать отсрочку, то он хозяин, он сам все это решает, потому что он распоряжается своими деньгами. Налоговый чиновник не может распоряжаться государственными деньгами. Он не может прощать долги, например по налогу. Он не может уменьшать размер налога. Он ничего этого не может. Следовательно, здесь возможности для переговоров очень ограничены. Здесь единственное, что возможно, да и то, если есть полномочия у соответствующего чиновника, это, может быть, действительно какую-то там отсрочку дать, да и то, если он уполномочен, если закон ему позволяет это делать. Так что здесь поле деятельности для медиации очень ограниченное. Хотя все-таки используется в некоторых странах.

Ц.А.: В Германии в налоговых спорах медиация используется очень широко. Но неравноправности и неравноценности положения сторон здесь очень трудно избежать. В этом случае мы можем говорить о медиации не как о процедуре в целом, а больше как о навыке. То, что касается медиации, как навыка, как одной из разновидностей переговоров, мы имеем в виду не позиционные переговоры, а переговоры с точки зрения интересов сторон. Здесь, наверное, имеет смысл отметить, что людям, которые потенциально могут быть одной из сторон административного спора, стоит владеть этими навыками. Для них это было бы еще одной возможностью повысить собственную эффективность на рабочем месте. Вот с этой точки зрения это было бы, наверное, правильно.

КонсультантПлюс: Кто может быть медиатором? Требуется ли для этого специальная подготовка?

Ц.А.: Дело в том, что по принятой международной практике на сегодняшний день в очень малом количестве стран есть какие-то нормативные акты, вообще регулирующие профессиональную подготовку медиаторов. В принципе медиатором может быть каждый. Понятно, что есть ограничения по дееспособности, психологическому состоянию человека, подобным факторам. Австрия - единственная страна, в которой был принят в 2004 году федеральный закон о медиации, который регулирует подготовку медиаторов и определенные нормативы подготовки. В большинстве стран существуют сообщества медиаторов, деятельность которых регулируется внутренним актом, который вырабатывается внутри этих же сообществ, т.н. акт саморегулирования. Среди медиаторов есть некоторое разделение. Допустим, медиаторы, которые работают в правовой сфере, те, которые вышли из юристов или совмещают свою деятельность как юристы, к ним предъявляются одни требования. Медиаторы-психологи - другое. Есть медиаторы - социальные работники. Это я привожу австрийский пример. Там даже количество часов подготовки медиаторов разнится. Юристы готовятся в медиаторы меньше, чем, допустим, социальные работники. Во многом это зависит от того образования, которое есть у человека изначально. В Германии, например, на сегодняшний день в большинстве школ права введен постоянный курс медиации. То есть каждый, кто выпускается с юридического факультета, проходит курс медиации.
Если человек хочет быть медиатором, не просто называться, а именно быть, специальная подготовка ему нужна обязательно. Есть выверенная методика, которая позволяет обучить медиатора. Понятно, что при определенных личностных, индивидуальных качествах.

В.Ф.: Я бы подвёл итог следующим образом. Требуется исходная база: определенные человеческие качества и определенные знания и навыки. Скажем, навыки и знания адвоката, судьи полезны, но они недостаточны. То есть для того, чтобы стать медиатором, адвокату или судье надо пройти дополнительную специальную подготовку. Потому что это разные виды деятельности. Судья привык выносить решение. Медиатор решения не выносит. И если судья станет с ходу медиатором, то он попытается навязывать свою позицию. А это уже не медиация. То же самое адвокат. Он привык представлять интересы одной стороны. У него психология так сформировалась. А в данном случае ему надо подавить в себе эту психологию и выработать другую. У судьи есть определенные предпосылки - он беспристрастен. Беспристрастность - это качество номер один медиатора. Этим он отличается от адвоката. Так что у каждой из этих профессий есть некоторые предпосылки для медиаторской деятельности, но не все. Значит, требуется специальная подготовка все-таки дополнительная.

Ц.А.: Просто надо четко осознавать, что медиатор - это всегда очень сложная работа над собой. Прежде всего. Я думаю, что любая профессия, особенно если это связано с работой с людьми, требует определенных дополнительных усилий, самогигиены так сказать. То, что касается работы медиатора, то она невозможна без совершенствования. И если ты не можешь отвечать этим требованиям, то просто не можешь быть профессионально состоятельным и компетентным.

КонсультантПлюс: Предполагается ли специализация в медиации?

В.Ф.: Да, конечно. Скажем, один берется только за коммерческие споры, другой - мастер в семейных делах, третий - в трудовых. Как Цисана Автандиловна говорила, что специализация происходит от первоначального образования человека.

Ц.А.: Это бывает, и очень часто. Допустим, вот в сфере публичного права очень часто бывают медиаторы, которые не получали юридического образования и стали успешными медиаторами. Но чаще всего психологи, допустим, занимаются больше семейным правом. Или восстановительным правосудием. И даже в среде медиаторов-юристов встречается, а порой предпочтительна узкая специализация. Потому что очень часто в процессе медиации, когда это связано со сложными меж- и внутрикорпоративными спорами, человек должен разбираться именно в той отрасли, о которой идет речь. Поскольку, не зная этих нюансов, ему сложнее будет вести стороны к разрешению спора.

В.Ф.: Дело в том, что разные сферы отношений в разной степени регулируются правом. Есть такие отношения, которые урегулированы правом. Например, трудовые отношения. Они очень обстоятельно и подробно урегулированы, каждый регламентирован. А в области семейных отношений этого делать нельзя. Попытки-то были. Вот во времена Екатерины Великой был принят такой закон, я забыл, как он называется, его называли полицейским уставом в свое время. Хотя он был законом о добрых нравах. И вот в этом законе содержалась такая норма, обращенная к участникам семейных отношений: муж да прилепится к жене своей в согласии и любви. То есть, иначе говоря, юридически это означало, что муж должен любить свою жену. Но дело в том, что с помощью закона решить эту проблему невозможно. Вот здесь больше требуется психология, чем право. Алименты платить - это право, а что касается любить и уважать - это не область права.

КонсультантПлюс: У нас в стране есть специалисты-медиаторы?

В.Ф.: Много раз я получал визитные карточки, в которых значится: медиатор. Есть даже какие-то небольшие организации, есть люди. Существуют всякие центры, которые занимаются примирительной процедурой. Была создана служба медиации в РСПК, был создан реестр медиаторов и список медиаторов, Торгово-промышленная палата создала коллегию посредников. Есть практика. Приходят запросы от корпораций, но пока не очень много, дело очень молодое, всего несколько месяцев, как существует служба медиации. Но нужно его развивать. В советское время необходимости в медиации не было, была плановая экономика. А до революции 1917 года в России существовал институт посредников в решении споров. Мы потеряли эти навыки. Сейчас надо их восстанавливать. Я думаю, что они появятся, потому что потребность есть. И стоит перенять зарубежный западный опыт. Российские предприниматели общаются же с западными коллегами. А для тех это естественная вещь - проведение переговоров. И нашим стоит овладевать этим опытом. А с опытом придет желание использовать эти методы.

КонсультантПлюс: Готовы ли наши судьи и адвокаты поддержать такие альтернативные методы разрешения споров?

В.Ф.: Я был на очень интересном семинаре в Страсбурге, посвященном альтернативным методам разрешения споров. Там были представлены практически все страны Европы. Многие страны располагают огромным опытом применения этих методов. Один из английских судей говорил о том, что когда у них альтернативные методы стали развиваться, то основными противниками этих альтернативных методов выступали не судьи. Судьям-то что эти альтернативные методы? У судьи будет поменьше работы. Он против них ничего не имеет. Судьи за альтернативные методы. Судьи всех стран мира - всех, не только России - перегружены. У них слишком много этой работы - разрешать споры. Им хватает. Поэтому они не будут биться за то, чтобы все споры были только у них, а не где-то в другом месте разрешались. Судья заинтересован в том, чтобы к нему приходило споров как можно меньше. Следовательно, судьи не противники. На первых порах противниками оказывались адвокаты. Они полагали, что это отнимает у них хлеб, но потом они поняли, что это не так. Многие из них просто стали хорошими медиаторами, потому что у них был большой опыт: знание законов, знание судебной практики, знание традиций, знание обыкновений в коммерческой деятельности и так далее. Если адвокаты перестроятся психологически, получат дополнительную подготовку и овладеют искусством медиатора, то они могут свой хлеб совсем не потерять, а даже совсем наоборот. Для многих появилась новая возможность зарабатывать деньги, дополнительная возможность. Поэтому постепенно и адвокатура прекратила свое сопротивление.

КонсультантПлюс: В чем разница между адвокатом и медиатором?

В.Ф.: Помимо адвокатских навыков медиатору требуются дополнительные знания и умения, которые он может применять в своей работе. Например, умение погасить конфликт на основе компромисса интересов.

Ц.А.: Потому что адвокат - это изначально состязательность. А медиация - это умение именно проникнуться, понять и создать условия для понимания между сторонами. Медиация для адвокатов - это как дополнительный инструмент. Я считаю, что это возможность их большей конкурентности. Ведь не зря, например, в США преуспевающие адвокаты в последнее десятилетие просто были поставлены перед необходимостью овладения медиацией, а иначе они рисковали оказаться неконкурентоспособными по сравнению со своими коллегами, уже юристами-медиаторами. Поскольку это тот инструмент, который позволяет им предлагать более высокий уровень услуг своим клиентам.

В.Ф.: Очень хорошими медиаторами, как показывает опыт, выступают бывшие судьи, судьи в отставке, учёные-юристы, преподаватели вузов, профессора. Они всегда занимались такой практикой в западных странах, они всегда были отменными медиаторами, потому что у них есть знания, опыт, уважение к ним, потому что у них есть имя, авторитет в области своей науки.

КонсультантПлюс: Можно ли обжаловать решение медиатора?

Ц.А.: Вы знаете, дело в том, что говорить о решении медиатора неуместно, потому что медиатор не принимает никаких решений. Решение, которое вырабатывается в результате процедуры медиации, это решение сторон, участвующих в споре, это их добровольное, взаимовыгодное, взаимоприемлемое и жизнеспособное решение, в принятии которого медиатор принимает участие, лишь создавая условия для возможности его выработки. Поэтому говорить о решении медиатора, а тем более о его обжаловании я считаю просто неуместным и некорректным.

В.Ф.: Абсолютно правильно. Это самое главное, что надо понять. Медиатор не выносит решение. Решение, если можно так выразиться, "выносят" сами спорящие стороны, причем оно является общим. То есть они вырабатывают общую позицию, на основе которой завершают свой спор. Медиатор только помогает.
И вот здесь возникает вопрос: какой предполагается ответственность медиатора? Вот я и спрашиваю: а за что отвечать? Он же решение не выносит и отвечать ему, в общем, не за что. Он должен выполнить свою работу, которую при условии добросовестного выполнения стороны ему оплатят в соответствии с условиями договора. Вот и все. И значит, его ответственность состоит как раз в том, что он должен "заработать свой хлеб", он должен помочь сторонам сделать все необходимое и возможное для достижения соглашения, но это не всегда возможно. И упрекать его за то, что стороны не достигли соглашения, тоже нельзя. Он сделал все, что мог, но положительного результата они все вместе не добились.

Ц.А.: Медиатор, после того как он разъяснил сторонам суть медиации и суть того процесса, той процедуры, в которой они изъявили желание участвовать, передает всю полноту ответственности за исход этой процедуры самим сторонам. Соответственно, если процедура медиации не привела к разрешению спора, то это ни в коем случае не неуспех медиатора, - это неуспех самих сторон. То есть ответственность здесь принадлежит полностью сторонам.

КонсультантПлюс: Как вы относитесь к предложению предоставить исключительные функции медиатора нотариусам?

В.Ф.: Мы никак к этому не относимся, потому что опять-таки деятельность медиатора и деятельность нотариуса ничего общего между собой не имеют. Бывший нотариус, наверное, может быть медиатором. И даже действующий нотариус может быть медиатором, но не в процессе исполнения своих функций нотариуса, а как, скажем, юрист, которому стороны доверяют и полагают, что он может помочь им в урегулировании спора, в том, чтобы они добились, как говорят на Западе, полюбовного соглашения по существующему спору. Так что нотариус ли это, или это адвокат, или это какой-либо другой юрист, работающий в какой-то корпорации, или это учёный-профессор и т.д. - любой может выступить в качестве медиатора, если стороны наделят его этими функциями, не имея в виду, что он будет выносить решение за них. Заключать соглашение они будут сами, он только поможет им это сделать. Никто из других профессий юристов в силу своих профессиональных обязанностей или в процессе исполнения этих обязанностей роль медиатора выполнять не может. За исключением, может быть, только судей. Но по нашему законодательству судьи не могут быть медиаторами в процессе рассмотрения дел.

Ц.А.: В принципе могли бы.

В.Ф.: А вот, например, по законодательству Канады могут, потому что у них медиация допускается в процессе судебного разбирательства. У нас она тоже допускается в процессе судебного разбирательства, но медиатором будет выступать не судья, а третье лицо, которое спорящие стороны после возбуждения дела попросили быть медиатором между ними. И процедура медиации может быть "вмонтирована" в процедуру судебного разбирательства. Но как это делается? Стороны, если они решили, что проведут переговоры в процессе судебного разбирательства, то должны заявить перед судом ходатайство о том, чтобы была дана такая возможность и было отведено на это время. Потому что суд может вынести решение на следующий день, и они просто не успеют обратиться к медиатору. Они просят суд приостановить рассмотрение дела, так как решили использовать медиацию как способ урегулирования спора. В соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом суд обязан предоставить такую возможность. То есть судья как бы на время устраняется и начинается медиация. И если медиация прошла успешно и они заключили соглашение об урегулировании споров, то они могут попросить суд утвердить это соглашение. И тогда суд утверждает это соглашение. И вот это мировое соглашение, утвержденное судом, приобретает силу судебного решения, то есть оно принудительно исполняется уже без дополнительных решений. Выдается исполнительный лист и происходит исполнение этого мирового соглашения как судебного решения. Но сам судья не может быть медиатором.
А вот в Канаде, как я уже сказал, судья, если стороны его попросили выступить в качестве посредника, имеет право выступить в этой роли. И тогда он помогает сторонам заключить соглашение. Получилось - заключили соглашение, остальное судопроизводство на этом заканчивается, оно прекращается, потому что есть мировое соглашение. Если мировое соглашение не заключено, то тогда продолжается обычный судебный процесс, но судья, выполнивший функции медиатора, устраняется из судебного процесса, и дальше дело рассматривает уже другой судья, который в процессе медиации не участвовал.

Ц.А.: Да, судья, выступивший медиатором, уже не имеет права участвовать в процессе. Немецкий опыт показывает то же самое.

В.Ф.: Но все началось в Канаде. Я даже знаю судью, которая получила высокий орден за инициативу внедрения медиации в судопроизводство - в канадское судопроизводство.

КонсультантПлюс: У них правовая база под это уже есть?

В.Ф.: Естественно, есть.

КонсультантПлюс: Порекомендуйте, пожалуйста, какую-нибудь литературу, которая раскрывает основные понятия медиации и ее отличия от других способов разрешения конфликтных ситуаций.

В.Ф.: Мы уже говорили о том, что, для того чтобы заниматься по-настоящему посреднической деятельностью, надо, конечно, получить дополнительную подготовку. Надо знать, что это такое. Как, какими методами работает медиатор. Существует система подготовки медиаторов. На Западе существуют соответствующие центры, курсы, преподаватели, обширная литература. У нас это тоже появляется в начальной стадии. Вот Цисана Автандиловна - руководитель центра, в рамках которого уже сейчас налаживается подготовка медиаторов. Например, в Российской школе частного права в этом году впервые в учебный план включен небольшой учебный курс по медиации. Мы уже даём слушателям некоторые первые представления о том, что такое медиация. Начинает появляться литература. Например, есть вот такая книга "Медиация как метод несудебного разрешения споров".

КонсультантПлюс: Книга издана Центром?

Ц.А.: Да. Введение к ней написал Вениамин Федорович Яковлев.

В.Ф.: Я написал введение, а все остальное было подготовлено усилиями нашего Центра. В книге наши и зарубежные специалисты делятся опытом медиации. Это очень интересная книга.
Сейчас усилиями Центра при поддержке заинтересованных лиц начали выпускать прекрасный, на мой взгляд, журнал, который называется "Медиация и Право. Посредничество и Примирение" Скоро выйдет третий номер журнала. Мне кажется, в журнале много полезных материалов. Самое главное - здесь содержится необходимая исходная информации о том, что такое медиация, чем она отличается от других методов разрешения споров, какими качествами должен обладать медиатор, как осуществляется подготовка, как используется медиация в разных странах мира.

Ц.А.: Мы также стараемся информировать читателей журнала о том, что происходит у нас в стране вокруг медиации. Журнал задуман как источник информации, пространство, на котором российские и зарубежные коллеги могли бы обмениваться опытом, где все, кому близок медиативный подход не только как метод разрешения споров, но и как мировоззрение, получат возможность общения.

КонсультантПлюс: Еще один вопрос от посетителя нашего сайта. Надежда из Москвы спрашивает: не говорит ли необходимость применения альтернативных методов о системном кризисе судебной системы Российской Федерации? Не приведет ли это к утрате авторитета суда, решение которого обеспечено государством?

В.Ф.: Очень хороший вопрос - глубокий и концептуальный. Во-первых, необходимость применения альтернативных методов не только не говорит о кризисе судебной системы России, но говорит о том, что она приобретает современные черты. Потому что практически весь мир, его цивилизованная часть давно пришла к тому, что нецелесообразно "навешивать" все конфликты на суды. Например, внутрисемейные конфликты. Зачем здесь обязательно вмешательство государства с его принудительной силой? Здесь чем меньше принуждений, тем лучше. В этом все дело. К человеческим отношениям надо относиться очень бережно и искусно, со знанием психологии...
Это как раз усиливает нашу судебную систему, делает ее более гибкой, более современной, и, помимо прочего, менее загруженной, и, следовательно, получающей дополнительные возможности для качественной работы. У суда слишком много работы - в каждом маленьком деле надо разобраться, этих дел очень много, не хватает ни сил, ни времени. Поэтому чем больше наряду с судами будет функционировать несудебных, более гибких, простых, быстрых, дешевых и человечных методов разрешения споров, методов урегулирования конфликтов, тем лучше. Это достоинство судебной системы. Это говорит о том, что она современная и развитая система, которая работает не в одиночестве, а в системе разнообразных методов урегулирования споров. Это достижение судебной системы. Мы к этому именно так и относимся.
Работая в суде, я все эти годы пытался утверждать несудебные методы разрешения споров. Понимая, что иначе наша судебная система будет консервативной и отсталой, судебной системой позавчерашнего дня. Очень часто мне приходилось отвечать на вопрос западных коллег: признаёте ли Вы альтернативные методы разрешения споров? И если бы я отвечал отрицательно, то я прекрасно понимаю, в каком виде я бы представал - человека из далекого-далекого прошлого, глубокого консерватора.
Следовательно, как раз все наоборот. К утрате авторитета суда она не приведет. Дело в том, что вся эта система взаимодействует с судами. В случае необходимости подключаются суды. Не урегулирован спор в процессе медиации - попадает в суд. Урегулирован, но не исполнен одной из сторон, - попадает в суд. Судебная государственная поддержка всегда есть, но именно поддержка. А большая часть споров может разрешаться. Заключили соглашение, выполнили его - все, суду нечего делать.

Ц.А.: И это не высокопарные слова, а на самом деле свидетельство развитого гражданского общества, совершенствования судебной системы. Это новые шаги к строительству настоящего правового государства. И чем больше подобных возможностей самостоятельного разрешения споров, без привлечения государства, тем дальше развивается гражданское общество.

КонсультантПлюс: Вопрос Элеоноры из Москвы: очень близко знакома с сущностью и принципами медиации, более-менее полная информация о ней содержится в 350 листах формата А4, включая историю возникновения, зарубежный и российский опыт и т.д. Указанное количество страниц получилось у меня при систематизации всего имеющегося материала, взятого из Интернета. Потенциал инновации очень могуч. Но как этот материал можно освоить за те семинары, которые уже предлагают в Интернете, в течение 2 дней? Почему все программы по развитию медиации в России и в странах СНГ финансируются западными (США, Швеция, Германия) инвесторами?

В.Ф.: Ну, во-первых, не все. Мы, например, сами все это делаем бесплатно. Здесь совсем не обязательно финансирование Запада. А как вот освоить весь этот материал за два дня? - Невозможно. За два дня можно получить только методику освоения этого материала, и не больше. То есть научиться самостоятельно работать с материалом.
Если говорить об организации учебных центров, где была бы налажена более основательная подготовка медиаторов, причем уже, может быть, не столько на уровне теории, принципов и так далее, сколько на уровне практики осуществления этой деятельности. То есть, вот конкретное дело, вот опытный медиатор с ним, слушателем, вместе проходят процесс медиации. Как это все происходило, с чего все началось, и чем все кончилось. Вот такое обучение - оно, конечно, наиболее полезно. И я думаю, что такое обучение должно быть обязательно налажено.

Ц.А.: Я очень хорошо понимаю опасения автора вопроса. Действительно, двух дней даже недостаточно для того, чтобы просто понять, что такое медиация, чем она отличается от других методов разрешения споров. Могу сказать на собственном примере, что, обучаясь в Германии, в США у признанных корифеев, авторитетных специалистов в области медиации, после каждого семинара я привозила всегда больше вопросов, чем ответов. И это, наверное, естественно. Во-первых, медиатор учится всю жизнь, так же, как каждый человек, наверное, учится всю жизнь. Но чтобы серьезно обучиться медиации, этому нужно уделять очень много времени, это - работа, связанная не только с обучением самому методу, это еще множество навыков, которые человек должен сам приобрести и отработать. И, кроме всего прочего, это очень большая внутренняя работа: и с материалом, и с самим собой. И на это, действительно, требуется гораздо больше времени, чем два дня. Исходя из этого мы строили наш курс по модульной системе. Самый краткосрочный курс по медиации в нашем Центре - это 120 часов.

КонсультантПлюс: Какие основные предметы в этот курс включены?

Ц.А.: В связи с тем, что медиация - это межотраслевая область, наш курс охватывает вопросы права, лингвистики, конфликтологии, психологии, социологии. То есть это такое, можно сказать, смешение всего того, что необходимо для приобретения человеком навыка - сначала ощущения, понимания, а затем уже навыка того, как, оставаясь нейтральным и беспристрастным, сначала понять стороны, а затем помочь им не только конструктивно общаться, но и обеспечить понимание друг друга. Что является необходимым условием для достижения консенсуса, а значит, успеха процедуры медиации.

В.Ф.: Надо сказать, что разные люди нуждаются, конечно, в разном объеме обучения. Если это молодой человек, который только-только закончил вуз и не имеет никаких практических навыков, навыков юридической работы вообще, то ему придется освоить очень много материала. И если нет жизненного опыта.
А если это судья в отставке, который всю жизнь разрешал эти споры, то ему добавить к тому, что у него уже есть, надо сравнительно немного. Ему надо просто перестроиться психологически и овладеть навыками этой самой посреднической деятельности. Я думаю, что этого достаточно, потому что все остальное у него уже есть. У него есть знание жизни, психологическая подготовка, у него есть знание законодательства, судебной практики. Его нужно только довести до "кондиции" медиатора.

КонсультантПлюс: А есть ли подобные центры в других городах России?

Ц.А.: Существуют различные центры. Я знаю, что в Санкт-Петербурге преподают примирительные процедуры на базе конфликтологии. Но я бы хотела сказать, что конфликтология и медиация - это далеко не одно и то же, это очень разные вещи. Я надеюсь, что в скором времени будет много центров, которые будут предлагать обучающие программы и медиативные услуги на высоком уровне.

В.Ф.: Центры есть. Вы знаете, у нас просто даже нет достаточной информации на этот счет. Когда пройдет закон, появится правовая база, наверное, целесообразно будет создать, может быть, объединение этих разрозненных структур, может быть, даже в масштабах даже страны, с тем чтобы была взаимопомощь, взаимный обмен опытом, выработка каких-то единых методических подходов. Это, может быть, лучше всего сделать в общественных формах. У нас есть Ассоциация юристов России. Возможно, при ней стоит создать какую-то структуру, которая будет заниматься специально вопросами медиации. Тогда мы будем иметь, по крайней мере, больше информации.

Ц.А.: Мы как Научно-методический центр будем очень рады, если заинтересованные лица и организации будут обращаться и присылать о себе информацию. Те, кто занимается или предполагает заниматься подготовкой медиаторов (посредников), либо хотели бы обучиться, уже занимаются медиативной деятельностью, предлагая услуги. Медиация в нашей стране сегодня находится на этапе становления, и именно сейчас целесообразно объединяться и вырабатывать единые правила, стандарты работы для того, чтобы эту услугу действительно поднять на нужный уровень и чтобы она качественно предлагалась нашим гражданам.

В.Ф.: Правильно. Вот я в заключение хотел бы сказать следующее. В любом деле, которое по-настоящему только начинается, очень важно использовать принцип "не навредить". Это значит, что двигаться лучше не масштабно - сразу много дел, много медиаторов, много договоров, мировых соглашений, а шаг за шагом, постепенно. Потому что, как всякое дело, его можно дискредитировать, если оно будет поставлено неправильно, если будет подорвано доверие к этому молодому институту. Вот это очень опасно. Нельзя подрывать доверие. Следовательно, это должно сразу делаться на нравственных основах, на основе этики, чистыми руками, авторитетными надежными людьми.

КонсультантПлюс: Мы, в свою очередь, КонсультантПлюс, проведением этого интервью информируем наших посетителей о деятельности медиаторов, о том, что такое медиация. Мы также разместим на сайте координаты вашего Научно-методического центра медиации и права, куда заинтересованные в данном вопросе люди могут обращаться. Уважаемые Вениамин Федорович, Цисана Автандиловна, благодарим вас за интереснейшее интервью.

Татьяна Лашкина (КонсультантПлюс, 28 февраля 2007)