Юридическое сопровождение процедуры медиации

Цисана Шамликашвили - президент Научно-методического центра медиации и права, исполнительный директор Объединенной службы медиации РСПП, главный  редактор журнала «Медиация и Право. Посредничество и Примирение» 

Медиация - метод внесудебного разрешения споров, о котором сегодня в России говорится все чаще и который, безусловно, способен оказать серьезное влияние на все правовое пространство нашей страны.
Главная особенность медиации, отличающая ее от всех иных методов разрешения споров, - отсутствие у третьего лица (медиатора) полномочий на вынесение директивных решений. Решение принимают сами спорщики, и это дает возможность для каждого из них выйти из конфликта победителем, не «потеряв лицо» и сохранив перспективы для дальнейшего сотрудничества с оппонентами. Итак, медиацию отличают активная роль самих сторон спора в процессе выработки решения и сохранение ими полного контроля над содержательной частью соглашения. Еще одним немаловажным преимуществом медиации является добровольная исполняемость решения сторонами (поскольку это решение всегда реалистично и принято добровольно). Это довольно важный момент - ведь всем известно, что судебные решения часто несут лишь формальный характер. Суд просто не в состоянии учесть множество аспектов спора и не принимает во внимание многих особенностей реальной ситуации, в которой находятся спорщики. Вот почему нередко даже справедливые судебные решения либо парализуют хозяйственную деятельность предприятий и приводят их к банкротству, либо просто не исполняются. И здесь медиация позволяет избежать ненужных потерь, давая бизнесу шанс преодолеть негативные последствия спо-ра и даже выстроить на них фундамент новых партнерских отношений.Вот почему широкий интерес к медиации, ее распространение и востребованность (особенно в странах с развитой рыночной экономикой) кажутся вполне объяснимыми. Но не следует забывать, что речь идет о довольно тонком и сложном инструменте. Медиация - это междисциплинарный метод, он «лежит» на стыке таких областей знания, как юриспруденция, психология, социология, конфликтология, лингвистика. Что же касается тех, кто практикует этот метод, то в качестве медиаторов могут выступать представители разных профессий, но, прежде всего - юристы. Более того, сегодня любой практикующий юрист обязан иметь четкое представление о медиации, о ее преимуществах и о границах применимости. Особенно остро такая необходимость назрела для корпоративных юристов, работающих в компаниях, которые взаимодействуют с иностранными партнерами (поскольку для последних обращение к процедуре медиации в случае возникновения спора уже нередко является обычной практикой). Знания о процедуре медиации, о ее принципах и возможностях являются частью профессиональной компетентности юриста. Ведь медиация в последние два десятилетия все шире используется за рубежом для разрешения коммерческих споров. Обладая знаниями об этом методе, юрист, по крайней мере, не будет сомневаться в том, что ответить иностранному партнеру на предложение о проведении медиации.
В чем же может заключаться участие юриста в процедуре медиации? Во-первых, юрист, прошедший специальную подготовку, способен
сам выступать в качестве медиатора, т.е. того посредника, который, сохраняя нейтральность, помогает сторонам спора урегулировать конфликт самостоятельно, по взаимному согласию и с максимальным учетом интересов обеих сторон. Но здесь сразу возникает вопрос: «А что же делает медиатор, если стороны должны самостоятельно урегулировать свой конфликт?» На это следует ответить так: медиатор содействует сторонам в выработке решения, помогая им лучше осознать собственные интересы, понять друг друга и вести конструктивные переговоры для нахождения взаимоудовлетворяющего решения по спору. Однако при этом необходимо подчеркнуть, что юрист, выступивший в роли медиатора, в случае дальнейшей необходимости обращения к судебному разбирательству по этому спору уже не может стать юридическим представителем одной из сторон при рассмотрении данного дела.
Во-вторых, юрист может быть представителем одной из сторон спора при разрешении конфликта с помощью процедуры медиации. Но условия такого участия и сами споры, при разрешении которых это допустимо, - это предмет отдельного обсуждения.Вкратце же хотелось бы обозначить два основных вопроса, которые необходимо поставить при принятии решения о привлечении представителя стороны в процессе медиации. Прежде всего, здесь нужно учитывать характер спора. Безусловно, что при спорах, в которых задействованы личные мотивы одной из сторон, участие представителей недопустимо. Кроме того, если все-таки принимается решение об участии в медиации представителей сторон, крайне важен вопрос об объеме их полномочий. Если рамки полномочий очень узки, то процедура медиации будет малоэффективна, а решение - недостижимо.
В-третьих, юрист может консультировать участников медиации по правовым вопросам. Это консультирование преследует такие цели, как, например, оценка спора на предмет применимости к нему процедуры медиации или юридическое консультирование при подготовке сторон к участию в этой процедуре. Оно важно и во время самой процедуры медиации, и, конечно, при подготовке соглашения по ее результатам - медиативного соглашения.
Но, поскольку тема медиации для России пока является новой и применение этого метода еще не урегулировано законодательством, вокруг него возникает очень много вопросов. Например, является ли необходимым специальное правовое регулирование медиации, или уже существующей правовой базы (в частности, гл. 15 АПК РФ) достаточно для поступательного внедрения этого нового института в отечественную правовую систему? С одной стороны, на второй вопрос следует дать утвердительный ответ. Но, с другой стороны, это не исключает сомнений в правомочности медиации, хотя они имеют под собой не столько правовую, сколько психологическую основу. Нередко подобные сомнения высказываются и судьями. Они, даже предлагая сторонам спора принять меры к примирению (или обратиться для этого к третьему лицу), опасаются обвинений в чрезмерном вмешательстве и подозрений в предвзятости или небеспристрастности. И здесь требуется большая информационно-просветительская работа с общественностью, с предпринимателями, большую роль в которой должны играть именно юристы, адвокаты, корпоративные юристы. Успех этой работы может не только принести пользу в разрешении одного конкретного спора, но и содействовать формированию общей культуры поведения в конфликте, умению распознавать ситуации, влекущие за собой фатальные для бизнеса последствия (такие, как банкротство, а порой и рейдерство - ведь именно судебные решения часто являются решающим инструментом в руках рейдеров), и предотвращать их развитие. Итак, просвещение и широкое информирование здесь необходимы.И все же, как показывает зарубежный опыт, на начальном этапе внедрения медиации оказывается очень сложным приучить общество обращаться к альтернативным методам разрешения споров. Поэтому на повестке дня остается вопрос о законодательном введении обязательной медиации, хотя бы для ограниченного списка споров. Главным аргументом «против» подобного шага является нарушение в таком случае одного из основополагающих принципов медиации - добровольности. При введении обязательной медиации эта процедура превращается из внесудебной в досудебную. Однако, как свидетельствуют опыт и статистика стран, активно использующих именно такую форму медиации, более 70% споров успешно разрешается, не доходя до суда. Более того, в Великобритании, в ходе реформы, осуществленной лордом Вульфом во второй половине 90-х гг. XX столетия, обязательная медиация была введена именно как инструмент популяризации этого института. Здесь государством использовалась политика «кнута», т.к. компании или стороны, которые не содействовали медиации (либо недобросовестно участвовали в этой процедуре), даже в случае вынесения впоследствии судебного решения в их пользу, были обязаны оплатить все судебные издержки. «Пряником» же было успешное разрешение спора с помощью медиации - и, как свидетельствует статистика, результативность здесь достигала 80%. Таким образом, используя рычаги власти и финансовые санкции, бизнесу постепенно продемонстрировали преимущества медиации, и позднее, разглядев собственные выгоды, предприниматели взяли этот метод на вооружение, интегрировав его в деловой оборот. Сегодня, по прошествии более 10 лет, в Великобритании государство постепенно сводит обязательную медиацию на нет, оставляя решение о санкциях на усмотрение судьи. Ведь цель достигнута - бизнесу пришлось испробовать метод, и он ему понравился; далее административное воздействие должно уменьшиться. Так же высоко медиация оценена бизнесменами и в других странах. Сегодня в США, например, с помощью процедур внесудебного урегулирования споров (ADR) разрешается до 80% конфликтов, причем из всех мировых решений 30% дает арбитраж (по-нашему, третейское разбирательство), а 70% - медиация. И тут проявляется еще один дискуссионный вопрос: соотнесение и взаимодействие различных методов внесудебного урегулирования споров (ADR) и в первую очередь - медиации и арбитража (роль которого в России сегодня исполняет третейский суд). До определенного момента многие считали медиацию конкурентом арбитража.
Однако в последние годы становится все более очевидным, что это не только не конкурирующие, но и взаимодополняющие процедуры. Начнем с того, что медиация может и должна быть применена до третейского разбирательства. Если стороны достигли соглашения, они обращаются в третейский суд и утверждают его как арбитражное решение. Если же стороны не договорились в процессе медиации, то они обращаются за рассмотрением своего спора к третейскому суду. При этом имевшая место процедура медиации в подавляющем большинстве случаев способствует лучшему прояснению позиций и интересов сторон и вынесению более качественного третейского решения.Только важно понимать, что функции медиатора и третейского судьи должны быть разделены. Их не может выполнять одно лицо. Еще один вопрос, который является очень важным в реализации процедуры медиации и в закреплении ее результатов, - это юридическое сопровождение и, в частности, разработка самого медиативного соглашения. Можно выделить два основных соглашения, которые необходимо подготовить в ходе процедуры медиации. Первое - это соглашение о проведении самой процедуры, а второе - это соглашение по ее результатам. Такие соглашения предусмотрены и в проекте Федерального закона «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)» (далее - Проект Закона), в котором даются определения соглашения о проведении примирительной процедуры и соглашения об урегулировании спора. Но сегодня, пока этот закон не принят, при разработке соглашения о проведении медиации возникает вопрос о сторонах соглашения. Соглашение должно быть достигнуто в первую очередь между сторонами конфликта, но одновременно в нем могут быть предусмотрены и вопросы процедуры. А значит, в этом соглашении должен участвовать и медиатор (посредник). Надо сказать, что и Проект Закона предусматривает возможность участия посредника в подобном соглашении, но не устанавливает критериев, когда такое участие должно быть обязательным. Иными словами, решение вопроса о формальном участии медиатора в соглашении о проведении медиации отнесено полностью на усмотрение сторон.
Какие же условия процедуры медиации могут быть включены в соглашение о ее проведении? Вкратце эти условия таковы:
данные о сторонах спора;данные о представителях сторон и их полномочиях, если они будут принимать участие в медиации;договоренность о порядке и времени проведения процедуры медиации;место проведения медиации;данные о медиаторе (медиаторах);предмет спора, который стороны намерены разрешить с участием медиатора;указание на конфиденциальность и недопустимость использования сведений, полученных в ходе процедуры медиации;права и обязанности сторон соглашения;указание на добровольность участия сторон в процедуре медиации и их право в любой момент завершить процедуру медиации, в том числе и без указания причин;распределение между сторонами расходов на проведение процедуры медиации, в том числе порядок выплаты гонорара медиатору. Как правило, стороны несут все расходы поровну;предельный срок, в течение которого стороны постараются разрешить конфликт с помощью медиатора. Если в течение этого срока спор разрешить не удается, то либо процедура медиации прекращается, либо стороны могут договориться о продлении этого срока;
порядок оформления соглашений, которые стороны могут заключать в процессе медиации.
Но, разумеется, стороны в своих соглашениях о проведении медиации могут предусмотреть и другие условия.
В соответствии с Проектом Закона соглашение о проведении примирительной процедуры и соглашение об урегулировании спора заключаются в письменной форме.
Что же касается соглашения об урегулировании спора, которое принимается сторонами по итогам медиации, то в Проекте Закона предусмотрено, что оно должно содержать следующие положения:
данные о сторонах спора;информацию об обязательстве, по которому возник спор;сведения о проведенной примирительной процедуре;сведения о посреднике;согласованные сторонами условия;характер и размер обязательств;срок исполнения обязательств друг перед другом (или одной стороной перед другой);информацию о последствиях в случае неисполнения соглашения об урегулировании спора. На наш взгляд, помимо этих условий, предусмотренных Проектом Закона, в соглашении об урегулировании спора должно быть непременно подчеркнуто, что оно имеет обязательную силу для заключивших его сторон, хотя и исполняется ими добровольно в том порядке и в те сроки, которые предусмотрены этим соглашением.
И здесь становится очевидным, что сопровождение юристом процедуры медиации очень важно. Ведь, составляя подобное соглашение, нужно максимально полно, четко, соблюдая интересы обеих сторон, предусмотреть все возможные юридические вопросы. Это может сделать лишь профессиональный юрист, потому что, хотя медиативное соглашение заключается без применения права, оно должно оставаться в его рамках. От этого зависит не только его выполнимость, но и долговременные последствия урегулирования спора, и доверие к самой процедуре медиации. А значит, без юридической поддержки этой действительно очень эффективной процедуры не обойтись.

(Журнал "Корпоративный юрист", №2, 2009 год)