Медиация поможет налоговым органам улучшить свой имидж

— Цисана Автандиловна, начну с главного вопроса: возможно ли применение процедуры медиации в налоговых спорах?
 — В принципе медиация применима к любым конфликтам. Медиация — это альтернативный способ разрешения спора с участием третьей нейтральной, беспристрастной стороны — медиатора. Это лицо помогает найти такой вариант решения, который будет отвечать интересам всех сторон, вовлеченных в конфликт. Другими словами, медиация — это особая форма посредничества, которая, безусловно, может быть использована при разрешении налоговых споров.
 — А что сейчас, по Вашему мнению, мешает использованию альтернативного разрешения споров в налоговых отношениях?
 — Действительно, в настоящее время при разрешении налоговых споров в нашей стране не только медиация или посредничество, но и другие альтернативные методы, к сожалению, не используются. Главная причина проста: до последнего времени сам по себе такой подход к административным спорам считался недопустимым, и, соответственно, законодательство не предусматривало применение альтернативных форм разрешения подобных споров. Еще года два назад по этому поводу превалировало категорическое мнение «нет». Главный аргумент здесь был такой: «Как же налоговая служба, являясь институтом государства, будет договариваться с налогоплательщиком?»
 В последнее время ситуация стала меняться, что нашло отражение во многих официальных документах (и в том числе в изменениях к налоговому законодательству, вступивших в силу в начале 2009 г.). На международной конференции по медиации в ноябре 2007 г. вопрос о возможности применения медиации и других внесудебных способов разрешения конфликтов к административным спорам обсуждался достаточно подробно. Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ — Антон Александрович Иванов — даже подчеркнул тогда, что приходит время, чтобы задуматься над введением обязательного досудебного рассмотрения некоторых категорий дел с помощью медиации, в том числе, возможно, и налоговых споров.
 Кстати, эффективность подобного подхода во многом подтверждается и существующим международным опытом.
 — Расскажите, пожалуйста, какие именно страны могут «похвастаться» использованием медиации при разрешении административных споров?
 — Это в первую очередь Голландия и Германия. По нашим сведениям, медиация при разрешении налоговых споров используется иногда и во Франции.
 Несмотря на то, что в Голландии использованием процедур медиации при урегулировании налоговых споров занялись относительно недавно (в 2004 г.), этот опыт можно расценивать как достаточно убедительный. Такая практика позволила Нидерландам значительно уменьшить общее количество судебных разбирательств по «налоговой тематике».
 В Германии, которая начала эксперимент по внедрению медиации в судах (в том числе и административных) в 2000 г., сначала было задействовано шесть земель. В настоящее время в программу включаются другие регионы страны и Берлин, что, наверное, можно расценивать как показатель успеха и знак признания медиации на федеральном уровне.
 — Но, вероятно, не только положительный международный опыт влияет на то, что российские власти и судебное сообщество меняют свое отношение к возможности применения медиации при разрешении налоговых споров?
 — Конечно же, во многом здесь сыграло роль и удручающе большое количество налоговых споров, рассматриваемых арбитражными судами. При этом велик удельный вес дел, в которых истцом выступают именно налоговые органы, и они же очень часто эти споры проигрывают. Получается, что государство в лице налоговых органов, пытаясь доказать свою правоту налогоплательщику и проигрывая ему, демонстрирует свою несостоятельность. Это очень сильно подрывает имидж Федеральной налоговой службы, а значит, и самого государства.
 Такое положение вообще нежелательно, а тем более опасно в условиях нашей страны, где при развивающихся рыночных отношениях с большим трудом формируется культура ответственного отношения граждан к выполнению обязанностей налогоплательщиков.
 В России репутация налоговых органов должна способствовать формированию положительного имиджа этого института. Медиация, помогая учесть интересы и потребности всех участников спора и сохраняя при этом для спорщиков полную конфиденциальность, создает в обществе наилучшие условия для формирования сознания добросовестного налогоплательщика. Как гибкая и неформализованная процедура, она позволяет «не выносить сор из избы» и решить вопросы без привлечения общественности, соответственно, минимизируя репутационные риски. И, скорее всего, именно этот аргумент будет одним из ключевых при принятии решения о применении альтернативных способов урегулирования налоговых споров.
 Но, конечно, интеграция медиации в систему разрешения административных споров потребует поступательной, планомерной работе, которая не обойдется без преодоления сопротивления и препятствий, в том числе внутри налоговой системы. Однако положительный результат окупит все сложности.
 Наконец, замечу, что введенный с 1 января этого года обязательный досудебный порядок обжалования решений налоговых органов в свою очередь открывает новые возможности для медиации в налоговых разбирательствах. Это свидетельствуют о признании со стороны государства необходимости применения альтернативных способов при разрешении споров в налоговой сфере.
 — То есть Вы видите медиацию как одну из форм обязательного досудебного рассмотрения обжалуемых решений налоговых органов?
 — Благодаря такой системе досудебного рассмотрения жалоб у налогоплательщика появится реальная возможность донести свою позицию, быть услышанным, а у представителя налогового органа — получить наиболее полное представление о содержании спора, разъяснить и обосновать свою точку зрения. И, возможно, такой диалог не только поможет достичь наиболее справедливого и удовлетворяющего решения, но и в определенной степени послужит обучающим моментом для сторон, т. е. позволит предотвратить повторение подобной конфликтной ситуации в будущем.
 — Цисана Автандиловна, как соотносятся понятия «медиация» и «мировое соглашение»? Ведь бывали случаи, что в ходе судебного процесса по налоговому делу заключались мировые соглашения между налогоплательщиками и налоговым органом.
 — Да, действительно, этот вопрос очень важен не только с точки зрения разграничения понятий, но и для дальнейшего применения медиации на практике в различных отраслях права.
 Медиация — это определенный способ разрешения споров, тогда как мировое соглашение — это соглашение, достигаемое сторонами в процессе (или во избежание продолжения) судебного разбирательства. Мировое соглашение считается итогом примирения сторон. Медиация же — это не просто примирительная процедура, это альтернативный способ разрешения спора, ориентированный на исчерпывание конфликта и достижение консенсусных решений. Медиация не приводит стороны к примирению, основанному на сдаче позиций и компромиссе, а создает условия для прояснения интересов, согласования позиции и поиска взаимоудовлетворяющих, жизнеспособных, а значит, и исполняемых решений.
 Недавнее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 2 четко указывает на то, что применение мирового соглашения в административных спорах невозможно. И это постановление, конечно, можно будет использовать в качестве аргумента против использования медиации, пытаясь ставить знак равенства между медиацией и мировым соглашением. Но повторюсь: мировое соглашение — это несколько иное. И мы как раз пытаемся добиться понимания в обществе этого факта.
 — И последний, но не менее важный вопрос: стоит ли нам ждать в ближайшее время принятия законопроекта о медиации?
 — В настоящее время законопроект «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)» ждет своего первого чтения. Сразу оговорюсь, что законопроект рамочный и призван в первую очередь институционализировать медиацию в российском правовом пространстве.
 Вероятно, в существующий вариант законопроекта придется вносить коррективы. Высказываются, например, замечания по поводу отсутствия достаточно четко прописанных требований к профессиональной подготовке медиатора. Согласно нынешней редакции законопроекта, медиатором может стать любое совершеннолетнее дееспособное лицо, и никаких других ограничений (даже таких, как наличие высшего образования) в нем не предусматривается. При этом в целом законопроект неоднократно получал положительную оценку, и не только от наших юристов, но и со стороны зарубежных экспертов, что позволяет надеяться на его принятие в ближайшем будущем. Тем более что институт медиации уже сегодня все увереннее заявляет о себе, и его востребованность в обществе постоянно растет как в правовой, так и в социальной сфере.

Коснова Марина
(Налоговые споры: теория и практика, №6, июнь 2009 года)