ЦИСАНА ШАМЛИКАШВИЛИ:
ВОСТРЕБОВАННОСТЬ МЕДИАЦИИ – ЭТО ИНДИКАТОР ЗРЕЛОСТИ ОБЩЕСТВА

Pravotoday: Цисана Автандиловна, Ваш путь в юриспруденцию начался с освоения другой фундаментальной профессии. Почему Вы оставили медицину, в которой достигли значительных успехов, и пришли в юриспруденцию?

Цисана Шамликашвили: Наверное, нельзя сказать, что я оставила медицину, ведь бывших врачей не бывает. Если человек становится врачом, он проникается совершенно иным миропониманием. Осознание того, что в твоих руках самое ценное и самое хрупкое в мире - человеческая жизнь, вызывает чувство огромной ответственности. Практическая деятельность в области неврологии (а ведь это - одна из сложнейших сфер медицинской практики), дала мне неоценимый опыт не только как врачу-профессионалу, но, прежде всего, как человеку. Я безмерно благодарна моим учителям - сотрудникам Клиники нервных болезней им. Г.И. Россолимо 1-го московко мединститута (ныне Московская Медицинская Академия им. И.М.Сеченова) и, в первую очередь, Александру Моисеевичу Вейну – выдающемуся врачу, ученому, давшему начало новым направлениям российской медицинской науки и необыкновенному человеку, который воспитал когорту ученых-практиков, создавших и развивших свои школы. Это был действительно очень интересный и значимый период моей жизни. В то же время уход из практической медицины был вполне осознанным решением. И не случайно он пришелся на начало 1992 года. В 1990 году, защитив кандидатскую диссертацию и сделав ощутимый задел для будущей докторской, я вернулась в обычную городскую больницу заведовать отделением электрофизиологических исследований при неврологической клинике. Это был период, когда в стране не хватало даже самых элементарных продуктов питания, и аналогичная ситуация сложилась в медицине. При том, что отечественные медицинские учреждения давно уже страдали от низкого уровня оснащенности как медицинскими препаратами, так и новейшей аппаратурой. О чем говорить, когда с одной и той же болезнью человек в нашей стране был обречен на смерть или глубокую инвалидность, в то время как за рубежом такой же больной, получая квалифицированную помощь, быстро шел на поправку и полностью возвращался к полноценной жизни. В стране тогда уже начало развиваться предпринимательство, но до системы здравоохранения эти инициативы не доходили. Вот почему я приняла для себя непростое в ту пору решение (ведь в СССР редко кто отваживался менять профессию, а тем более профессию врача, которую получить было очень непросто) - заняться внедрением и продвижением новых медицинских технологий. Но когда я обратилось к этой сфере деятельности, мне не хватало правовых знаний, что и стало своеобразным толчком для получения юридического образования.

Pravotoday: Вы получили образование медиатора за рубежом и сегодня являетесь аккредитованным медиатором при CEDR в Лондоне. Чем Вас привлекла тема медиации и сыграл ли опыт зарубежных коллег свою роль в принятии решения заняться медиацией в России?

Цисана Шамликашвили: Обучившись праву и будучи по первой профессии врачом, одновременно получив и психологическое образование, я поняла, что оказывать правовую помощь можно, опираясь на разные подходы, соответственно достигая и разных результатов. Чаще всего современное право подразумевает (и даже навязывает юристам) состязательные паттерны поведения. Более того, вся система подготовки юриста строится на состязательности, борьбе и противопоставлении. При этом абсолютно нивелируется главный побудительный мотив, которым должен руководствоваться хороший юрист, следующий своему профессиональному долгу: оказать клиенту помощь в получении наилучшего и оптимального для него результата. А война, согласитесь, далеко не всегда обеспечивает наилучший результат даже для победителя. Способы выхода из конфликтных ситуаций, где каждая из сторон имеет возможность высказаться и возникает диалог, а стороны имеют равное пространство для самовыражения. Где каждой стороне выказано уважение, - именно такие способы дают результат, позволяющий каждому реализовать свои интересы, удовлетворить свои потребности. Порой сами стороны спора могут увидеть ситуацию под совершенно иным углом зрения - и обнаружить неожиданные, неординарные пути выхода из нее. Наверное, это и оказалось одним из мотивирующих моментов, побудивших меня заниматься медиацией. По мере знакомства с этим способом урегулирования споров мне, к счастью, довелось соприкоснуться с самыми различными школами и подходами, с разными моделями медиации как в Европе, так и в США. Ну а выбор CEDR для меня тоже не случаен. Ведь это одна из старейших организацией не только в Великобритании, но и в мире, которая более 20 лет занимается урегулированием споров и готовит специалистов, медиаторов, разрешающих самые сложные, в том числе трансграничные споры.

Pravotoday: Помогают ли сегодня в деятельности медиатора знания из медицины и психологии?

Цисана Шамликашвили: Во-первых, лишних знаний не бывает. А во-вторых, если говорить о сравнении медицины и медиации, то одно из главных качеств, которым должен обладать врач - это способность к состраданию, чуткости, умение дать пациенту ощущение безопасности. В медиации одно из главных качеств медиатора - это способность быть эмпатичным, что очень созвучно качествам врача. Психология в целом нужна и полезна в любой помогающей профессии. Эти знания, безусловно, являются помощниками в моей повседневной профессиональной деятельности.

Pravotoday: В разрешении каких конфликтов медиация наиболее эффективна? В каких областях она наиболее востребована сегодня?

Цисана Шамликашвили: Можно сказать, что практически в любом конфликте возможна попытка медиации, даже в самом жестком, накаленном. Сегодня, наверное, уместнее говорить не об эффективности медиации, потому что эффективность ее очень высока, а о степени востребованности. К сожалению, востребована медиации далеко не в полной мере и не во всех сферах, где она может и должна применяться. Сегодня медиация уже востребована при разрешении коммерческих споров в широком понимании этого слова. Сюда входят и любые хозяйственные споры, внутри- и межкорпоративные конфликты и т.д. Есть еще несколько сфер, где достаточно длительное время (уже более полувека) очень успешно применяется медиация – это семейные и трудовые споры. В связи с развитием социально-экономических отношений, сферы и формы применения медиации тоже меняются, появляются новые направления, где успешно используется медиация и медиативный подход. К примеру, появляется превентивная медиация при формировании новых договоренностей, происходит интеграция медиации, возникают различные гибридные формы урегулирования споров. Большое значение имеет медиация и в социальной сфере. Растет использование медиации в системе здравоохранения, страховой системе, банковской сфере. Это такой сочетанный подход, позволяющий создавать эффективные и оперативные инструменты профилактики конфликтов, реагирования на них и защиты прав, в том числе прав самих участников отношений. Медиация достаточно широко применяется в образовательном пространстве, являясь своеобразным «мостиком» между формированием культуры конструктивного поведения в конфликте и профилактикой, коррекцией асоциальных форм поведения среди детей и подростков. Медиация является очень важным элементом в таких институтах как ювенальная юстиция, восстановительное правосудие.

Pravotoday: Сформировалось ли сегодня в обществе понимание сути деятельности медиаторов и преимуществ медиации по сравнению с иными видами разрешения споров?

Цисана Шамликашвили: Популяризация медиации - это дорога длиною в жизнь. Это постоянная работа по просвещению, информированию, как разных слоев общественности, так и разных профессиональных групп, в том числе и юридического сообщества.

Pravotoday: Какие же несомненные плюсы имеет медиация по сравнению с привычными способами разрешения споров?

Цисана Шамликашвили: Несомненные плюсы - это возможность для всех сторон спора услышать и быть услышанными. Возможность контролировать не только содержание выработанного решения, но и сам процесс его поиска. Возможность в результате разрешения спора не сжечь мосты, а построить их, чтобы на новом качественном уровне, если в этом есть необходимость, взаимодействовать в будущем. Разумеется, это - добровольность участия самих сторон в разрешении спора, конфиденциальность всей информации, которой обмениваются стороны в процессе медиации, вплоть до конфиденциальности самого факта проведения процедуры. А результат - сохранение репутации спорщиков, минимизация их потерь, как финансовых, так временных и эмоциональных.

Pravotoday: Насколько эффективной и допустимой может быть медиация при разрешении споров с государственными органами?

Цисана Шамликашвили: Медиация с госорганами в публичной сфере является и допустимой, и эффективной. Более того, она важна не только для критичного взгляда на государственные решения, но и для аргументированного, построенного на анализе принятия мер по устранению противоречий, а также для возможной коррекции ошибок, которые были допущены. Она может создавать прецедент, на который в будущем будет опираться практика и на основе которого будут приняты следующие решения. Кроме того, бывают ситуации, когда только медиация и может стать продуктивным способом выхода из конфликта, грозящего нарушить социальную стабильность.

Pravotoday: В июле этого года в России был принят закон о медиации. Как Вы оцениваете этот нормативный акт?

Цисана Шамликашвили: Для российской правовой системы принятие федерального закона "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" является в определенной степени вехой, свидетельствующей о том, что государство действительно способствует развитию институтов гражданского общества. Наряду с этим, принятие закона, а значит институционализация медиации в России, должна стать импульсом для более активного применения ее обществом. Государство проявило волю, теперь дело за гражданами, за обществом. Ведь степень интегрированности и востребованности медиации является своего рода индикатором цивилизованности, и, если хотите, зрелости общества.

Pravotoday: Украина только начинает свои первые шаги в направлении правового закрепления медиации, и сталкивается с непониманием и скептическими взглядами со стороны, в частности, юристов, которые усматривают в новом институте определенную конкуренцию. Как переживает Россия этот этап?

Цисана Шамликашвили: Наверное, этот этап проходит каждая страна в процессе интеграции медиации. Чтобы преодолеть это сопротивление, необходимо быть предельно терпеливыми и последовательными, предпринимать все необходимые меры, усилия для того, чтобы сделать медиацию не только частью правовой культуры, но и общественной жизни в целом. Именно поэтому мы уже более четырех лет преподаем в вузах вводный курс по медиации. Стараемся просвещать и информировать представителей юридических специальностей, обучаем судей, которые могут и должны направлять на медиацию, и делать компетентно. Кроме того, необходимо разъяснять юристам и, прежде всего, адвокатам и юридическим консультантам, что медиация ни в коем случае не является для них конкурентом, а как раз наоборот - дополнительным инструментом, который они могут использовать в своей профессиональной деятельности. Они также, получив знания и навыки, могут сами выступать медиаторами.

Pravotoday: Каково сегодня отношение судебной власти к медиации?

Цисана Шамликашвили: Я могу сказать о российской судебной власти. У нас нет отрицания медиации, и есть судьи, которые не только лояльны к ней, но и стараются применять медиативный подход, примиряя стороны. Многие уже готовы к тому, чтобы направлять стороны на медиацию. Но есть как всегда и более инертная часть. В мире, в целом, судьи являются своего рода держателями ключа к медиации и играют значительную роль в том, насколько этот институт интегрирован в правовую культуру. В ближайшие недели выйдет из печати учебное пособие для судей о медиации, которое рассчитано также и на представителей других юридических профессий, преподавателей вузов, и позволяет получить первичное представление о медиации, в том числе и с целью компетентной рекомендации сторонам обращения к этому методу.

Pravotoday: По Вашему опыту, как долго может длиться процедура медиации?

Цисана Шамликашвили: Зависит от того, о каком споре мы говорим. Если говорить о медиации в семейной сфере, то процедура может длится от 2-3 часов, до нескольких сессией. Если мы говорим о медиации в коммерческих спорах, то процедуру удобнее проводить в течение дня. Такие медиации продолжаются от одного до нескольких дней, обычно это два полных дня, между которыми могут быть интервалы.

Pravotoday: Необходимо ли медиаторам получать специальное образование, или медиацию может практиковать любой юрист?

Цисана Шамликашвили: Медиацию может практиковать не только юрист, но и человек любой профессии, имеющий высшее образование. Но, чтобы стать медиатором и вести эту деятельность на качественном уровне, необходимо получить специальное образование.

Pravotoday: Насколько дорогостоящими являются услуги медиатора?

Цисана Шамликашвили: Вариабельность здесь достаточно широка, причем гонорар медиатора может исчисляться как почасовой, так и поденный. У нас в Центре минимальная стоимость работы медиатора – 1500 рублей в час, но может достигать и 10-15тыс. рублей. Однако, бывает, что мы проводим медиацию бесплатно на благотворительной основе. При разрешении коммерческих споров за день работы медиатор может получать гонорар от 100000 руб. до 1 млн. руб. Все зависит от сложности спора, количества сторон, участвующих в процедуре и т.д. Но следует особо отметить, что гонорар медиатора никогда не ставится в зависимость от объема претензий в споре.

Pravotoday: Каков Ваш прогноз по поводу развития медиации на ближайшие годы?

Цисана Шамликашвили: Медиация развивается и будет дальше развиваться во всем мире. Мы уверенны, что и в России она будет приобретать все больше сторонников. Очень важно, чтобы население в целом, понимая свои выгоды, все больше использовало этот инструмент.

Разговор вела Наталья Докучаева,
ответственный редактор Pravotoday

Шамликашвили Цисана Автандиловна. Президент Научно-методического центра медиации и права. Председатель подкомиссии по альтернативным способам разрешения споров и медиации Ассоциации юристов России. Окончила Тбилисский государственный медицинский институт по специальности «неврология». Училась и работала в 1-м Медицинском институте им. Сеченова на кафедре нервных болезней, где получила ученую степень кандидата медицинских наук. Позднее, получив юридическое образование в МГЮИ и психологическое в Санкт-Петербургском государственном Университете педагогического мастерства (СПБУМП), изучала вопросы влияния социума на формирование и развитие личности. С конца 90-х годов г-жа Шамликашвили занимается проблемой альтернативного разрешения споров, в частности медиацией и ее социальной значимостью. Аккредитованный медиатор CEDR (Center for Effective Dispute Resolution, London, UK – Центр эффективного разрешения споров, Лондон, Великобритания), член Ассоциации интегрированной медиации, приглашенный медиатор JAMS (США), эксперт International Mediation Institute (IMI). Является автором научных статей и книг в области неврологии, права, психологии, альтернативных методов разрешения споров, издателем первого в России специализированного журнала о медиации (посредничестве). Автор уникальных обучающих программ по медиации, возглавляет подкомиссию по альтернативным методам разрешения споров и медиации Ассоциации юристов России, является исполнительным директором Объединенной службы медиации при Российском союзе промышленников и предпринимателей.

Информационный юридический портал Pravotoday (Украина), Интернет-интервью, 25.10.2010 г.