Об утверждении программы подготовки медиаторов"

16 марта 2011 года в 11-00 часов в Информационном агентстве "ГАРАНТ" состоялось интернет-интервью с президентом Научно-методического центра медиации и права, председателем подкомиссии по альтернативному разрешению споров и медиации Ассоциации юристов России Шамликашвили Цисаной Автандиловной. Тема интернет-интервью: «Об утверждении программы подготовки медиаторов».

Ведущая интернет-интервью - Наталия Карпунина ( ИА "ГАРАНТ").

Ведущая: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем наше интернет-интервью. Разрешите представить нашу гостью - Цисану Автандиловну Шамликашвили — Президента Научно-методического центра медиации и права, председателя подкомиссии по альтернативному разрешению споров и медиации Ассоциации юристов России.

Уважаемая Цисана Автандиловна, позвольте поблагодарить вас за то, что вы в очередной раз нашли время прийти сегодня в ИА "ГАРАНТ" и ответить на вопросы нашей интернет-аудитории.

Тема интернет-интервью: "Об утверждении программы подготовки медиаторов".

Позвольте напомнить, что сегодняшнее интернет-интервью транслируется в on-line режиме на сайте www.garant.ru.

Согласно приказу Министерства образования и науки РФ от 14 февраля 2011 г. N 187 "Об утверждении программы подготовки медиаторов" 5 марта утверждена и опубликована Программа подготовки медиаторов (ППМ). Эта дополнительная образовательная программа профессиональной переподготовки разрабатывалась и утверждалась Министерством образования и науки РФ по согласованию с Министерством юстиции РФ в соответствии с постановлением Правительства РФ от 03.12.2010 N 969 "О программе подготовки медиаторов", что является признанием социальной значимости данного правового инструмента.

В программе отражен междисциплинарный характер медиации, ее универсальность с точки зрения сфер приложения и возможность освоения представителями самых разных профессий. Учебный процесс организован в виде модулей. Программа рассчитана на 5 лет, но может быть освоена и за более короткий срок. Освоение базового курса - основа для профессиональной медиации и своего рода допуск к последующим курсам. Дальнейшее освоение программы - на усмотрение слушателя.

Для поддержания и совершенствования профессионального уровня медиатору необходимо овладеть особенностями применения этой процедуры (второй курс), то есть изучить специфику медиации в семейных, трудовых, коммерческих спорах, при суде и др. По окончании второго курса слушатель получает специальность медиатора широкого профиля.

Освоение образовательной программы "Медиация. Курс подготовки тренеров медиаторов" дает право преподавать основы медиации в системе вузовского и послевузовского образования, в полном объеме вести медиативную деятельность.

В ходе интернет-интервью президент Научно-методического центра медиации и права, председатель подкомиссии по альтернативному разрешению споров и медиации Ассоциации юристов России Шамликашвили Цисана Автандиловна расскажет о необходимости принятия программы подготовки медиаторов, требованиях к этим специалистам, перспективах становления медиации как самостоятельной профессии и др.

К моменту начала нашего интервью поступило несколько десятков разных интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня и хотим предложить нашей уважаемой гостье.

С января этого года вступил в силу Закон о медиации. Понятно, что институт медиации ещё долго будет приживаться в российской действительности. Как отреагировало на его принятие юридическое сообщество, общество в целом? 

Шамликашвили Ц.А.: Как мы и предполагали, реакция на закон последовала сразу же после того, как он был подписан Президентом. Интерес появился даже у скептиков. Особенно важно, что с принятием Закона большинство юристов поняли, что это отчасти и их профессиональный долг быть информированными о новом институте. Судьи, кто с энтузиазмом, а кто с определенной долей смирения стали проявлять заинтересованность, понимая, что в скором будущем им придется внедрять медиацию и в судебную процедуру. Можно сказать, что в целом юридическое сообщество лояльно к этому институту, хотя, конечно, пока еще очень мало знает о нем. На сегодняшний день, наверное, около 85% представителей российского юридического сообщества имеют очень нечеткие представления о медиации. 

Ведущая: Уважаемая Цисана Автандиловна, в каких областях и насколько на сегодняшний день востребована профессия "медиатор" на российском рынке? 

Шамликашвили Ц.А.: Мы работаем уже более 6 лет. Все эти годы, еще задолго до принятия закона, к нам обращались стороны, мы проводили процедуры медиации. До последнего времени, до принятия Закона, больше было обращений в связи с предпринимательскими спорами, с коммерческой сферой. При этом, с трудовыми, семейными, родственными (бытовыми) спорами обращались реже, в то время как сейчас спрос на медиативные услуги наблюдается по всем категориям споров. Мы изначально применяли медиацию во всех тех сферах, которые сегодня закреплены в законе. Это гражданские правоотношения, семейные, трудовые споры. Мы активно применяем медиацию и в образовательной сфере, и социальной сфере в целом. Конечно, медиативная практика сегодня еще недостаточно развита, востребованность медиативных услуг достаточно низкая, но это на нынешнем этапе нормально. Ведь еще пять лет назад и среди юристов трудно было найти знающих о медиации, не говоря уже о населении в целом. Информирование и просвещение, популяризация медиации - это работа, требующая постоянных и последовательных усилий, т.к. только при условии осведомленности населения о сути нового института возможен информированный спрос на него. Нами подготовлено уже более сотни медиаторов, и не только в Москве, но и тех, кто работает в разных уголках страны. Большинство из них старается приумножать свой медиативный опыт. Многое зависит от тех, кто войдет в эту первую когорту медиаторов. От приверженности профессии, инициативы. Мы стараемся поддерживать наших выпускников в их начинаниях, а также и в повышении профессиональной компетентности. Вот совсем недавно мы провели первый Аккредитационный семинар-тренинг (АКСТ), после которого его участники имели возможность попробовать свои силы в ходе Аккредитационного экзамена. 

Ведущая: Можно ли сказать, что утверждение Программы подготовки медиаторов явилось завершением формирования правовой, регулятивной базы, необходимой для развития института медиации в России? Или этого недостаточно? Необходимо ли в дальнейшем принятие каких-либо иных документов, регулирующих медиативную деятельность, на ваш взгляд? 

Шамликашвили Ц.А.: Медиация это новый для нашей страны институт. Поэтому говорить о том, что мы завершили процесс формирования правовой базы, будет неправильно. Другое дело, что мы, наверное, завершили самый первый и необходимый этап, заложили фундамент для того, чтобы медиативная деятельность начала динамично развиваться в нашей стране. Понятно, что по мере того, как будет формироваться практика, опыт, эта правовая база тоже будет претерпевать какие-то изменения, будут появляться и новые правовые акты. Мы надеемся, что сфера применения медиации будет расширяться, а ее правовая база будет развиваться дальше, эволюционировать вместе с развитием самого института. 

Ведущая: На основании чего готовилась данная Программа подготовки медиаторов, разработанная Минобром и Минюстом? Опыт какой зарубежной страны (стран) использовался при ее разработке? 

Шамликашвили Ц.А.: Программа разрабатывалась Министерством образования РФ по согласованию с Министерством юстиции РФ. С одной стороны, нельзя сказать, что она опиралась на опыт какого-то определенного зарубежного государства. В ней абсорбирован практически весь опыт, который был сформирован в последние годы на Западе, т. е. все лучшее. И в то же время, ни в коем случае нашу программу нельзя отождествить с любой из западных программ. Наша программа - это действительно российская программа, российская концепция подготовки медиаторов и формирования профессионального сообщества медиаторов. 

Ведущая: Известно, что Программа подготовки медиаторов готовилась Министерством образования по согласованию с Минюстом, а привлекались ли специалисты, центры, подобные вашему, для консультаций, использовался ли наработанный вами опыт и опыт зарубежных стран? И в какой степени органы государственной власти прислушивались к мнению экспертов из вашего центра? 

Шамликашвили Ц.А.: Как я уже говорила, это новый институт. Конечно, у государственных ведомств нет достаточного опыта в этом вопросе, потому как такие программы ранее не разрабатывались. Разумеется, они прислушивались к мнению экспертов. Более того, они присматривались и следили за тем опытом, который накапливался за эти годы. Наш Центр является ведущим, мы имеем большой опыт в этих вопросах, в том числе, более чем 5-ти летний опыт подготовки медиаторов. Сейчас у нас идет уже 6-ой учебный год с тех пор, как мы начали эту деятельность. Сначала это были факультативные курсы в некоторых вузах, сейчас это уже специальные, ознакомительные спецкурсы по медиации, и отдельные полномасштабные образовательные программы, рассчитанные на подготовку профессиональных медиаторов. 
Конечно же, наш опыт был также востребован. 

Ведущая: Программа подготовки медиаторов утверждена приказом Министерства образования и науки РФ от 14 февраля 2011 г. N 187. Настоящий приказ вступает в силу по истечении 10 дней после дня его официального опубликования. Насколько мне известно, текст приказа официально опубликован не был? Скажите, пожалуйста, почему тянут с его официальным опубликованием, ведь прошел уже месяц с момента его принятия и регистрации в Минюсте? И когда, на ваш взгляд, нам следует ожидать вступления в силу данной программы? 

Шамликашвили Ц.А.: Мы надеемся, что это произойдет в ближайшее время. Аудитория должна понимать, что утвержденная программа не носит характер федеральных требований. Программа подготовки медиаторов была утверждена в порядке, установленном Правительством РФ, но она не является образовательным стандартом. В начале марта эта программа прошла регистрацию в Минюсте, и, наверное, в ближайшее время будет опубликована для того, чтобы все эти процедуры были завершены. 

Ведущая: Как вы считаете, будут ли доверять медиатору - посреднику больше, чем адвокату или судье? Каковы гарантии непредвзятости медиаторов?  

Шамликашвили Ц.А.: Важно, чтобы общественное сознание привыкло к существованию такого института, как медиация, понимало его суть. Одно дело запомнить слово, термин, а другое дело понимать, что же за ним кроется на самом деле. Для нас архиважно, чтобы общество, т. е. люди, которые должны быть основными потребителями медиации, понимали, были способны оценить, приходя к профессионалу, насколько качественно и грамотно им оказываются медиативные услуги. Основное, чему должен следовать медиатор, это, конечно, правила профессиональной этики. 

Ведущая: Куда могут обратиться люди с целью проведения процедуры медиации? Сегодня пока нет СРО, и не готовят массово медиаторов. Где их найти? Как в дальнейшем отслеживать судьбу тех, кто закончил обучение в вашем центре?
 
Шамликашвили Ц.А.: Профессиональные медиаторы – это сотрудники нашего Центра, которые обучены Центром, приобрели опыт ведения процедуры. Те, кто решил обратиться к процедуре медиации, могут обратиться в Центр медиации и права, где им разъяснят саму процедуру вступления в медиацию, суть метода, помогут выбрать медиатора, в том числе и за пределами Москвы. Мы, как я уже говорила, поддерживаем связь с нашими выпускниками, часть, которых сейчас имеет возможность получить аккредитацию при Центре. На сегодняшний день тех, кто закончил это обучение, более 100 человек. Они проходят у нас очень жесткий экзамен по окончании базового курса. И они тоже могут быть достойными кандидатами при выборе медиатора. Многие из них обращаются к нам за консультациями, иногда просто поделиться радостью, что им удается применить медиативный подход и получить хороший результат. В целом же, чтобы медиация стала действительно востребованной, нам нужно предпринимать все меры для того, чтобы в вузах, и не только юридических, преподавались ознакомительные курсы по медиации. Тогда люди элементарно будут иметь представление о существовании такого института и такой возможности. И те, кому это будет интересно, уже сами смогут углубить свои знания, смогут сделать это своей профессией. Что касается подготовки профессиональных медиаторов, то, конечно, медиатором может быть не каждый, и хочет быть не каждый, потому что здесь необходимы определенные личностные качества. Для нас важно не количество медиаторов, а чтобы все те, кто хочет заниматься этой деятельностью, были достойны ее и высокопрофессиональны. 

Ведущая: В чем, по вашему мнению, особенности и каковы преимущества такой программы? Есть ли в ней какие-то недостатки и пробелы на данный момент? На какой срок обучения она рассчитана и что из себя представляет? 

Шамликашвили Ц.А.: Те, кто интересуется данной программой, я думаю, имели возможность посмотреть ее на сайте Министерства образования и науки Российской Федерации. Она какое-то время назад была там размещена. Данная программа комплексна и системна, на наш взгляд. Она дает возможность получить первичные навыки ведения процедуры медиации, что обеспечивает прохождение базового курса. Программа содержит в себе и тренерский курс, что представляется очень важным особенно в условиях становления нового института, нового вида деятельности, новой профессии, наконец. Согласитесь, что иначе мы могли оказаться в ситуации, когда у нас есть программы подготовки медиаторов, но неизвестно, кто может и должен их готовить, каковы критерии оценки тех, кто может этим заниматься. Сегодня любая профессия требует постоянного совершенствования. А для того, чтобы человек стал хорошим медиатором с глубинными знаниями, пониманием, ему необходимо постоянно работать над собой, совершенствоваться с профессиональной точки зрения. Т.е он должен, без преувеличения, "съесть не один пуд соли". В программе учтен и этот момент.
Имеется раздел об особенностях применения медиации, что позволяет каждому медиатору, который хочет работать на профессиональной основе, пройти специальный курс. Это одновременно позволяет расширить горизонт своих знаний и спектр возможностей. Что касается длительности обучения, то эта программа должна быть пройдена в течение 5 лет. И, наверное, это тоже очень мудро с точки зрения разработчиков программы. Иногда представители вузов говорят, почему бы им не выпускать медиаторов. Вуз не может выпустить медиаторов, если он проводит обучение в принятом у нас стандартном режиме, т.е. это лекции и практические занятия. Все это растянуто на несколько семестров. Медиация - это в основном обучение людей, которые больше тяготеют к приобретению навыков. Обучение медиации более эффективно, когда оно проходит по модульному принципу. Человек полностью посвящает самого себя этой сфере, этой области, думает, погружается именно в нее. И, наверное, очень важно, что программа построена по модульному принципу и дает возможность совершенствоваться, приобретать новые знания. Программа подготовки медиаторов Центра тоже составляет более 570 часов и предполагает прохождение нескольких ступеней. Она называется "Мастер медиации". На мой взгляд, человек, который прошел все эти этапы, может рассчитывать на такое звание. Во всяком случае, если он прошел аттестацию, экзаменационное испытание, то, конечно, достоин его. Но при этом данная программа каждому дает возможность выбирать: пройти только базовый курс или, например, всю программу целиком. Медиаторы должны постоянно совершенствоваться, проходить повышение квалификации.     Есть универсальные медиаторы, но чаще медиаторы специализируются в каких определенных сферах деятельности, т.к. есть своя специфика например у семейной и трудовой медиации. Но самое главное, человек должен понимать, что нельзя заниматься медиацией, не зная о том, что это такое. У нас часто бывают случаи, когда приходят люди и сообщают, что всю жизнь занимаются медиацией и сейчас пришли только за свидетельством. Мы им отвечаем, что можем выдать свидетельство только после того, как они пройдут весь курс обучения и сдадут экзамен. Предлагаем им позволить себе получить новые знания. И вы знаете, происходит "магия медиации": часто люди достаточно упертые, не желающие ничего в себе менять, в какой-то момент понимают, что в действительности медиация, оказывается, совсем другое, не то, чем они себе ее представляли, принимая обычное посредничество за медиацию. Что касается 5 лет обучения, это, наверное, максимальный срок, в течение которого необходимо завершить обучение по программе. Срок, на который растянется освоение программы, зависит от индивидуального графика, который каждый выбирает для себя сам. 

Ведущая: Вы все-таки полагаете, что кафедры медиации в высших учебных заведениях создаваться не будут? 

Шамликашвили Ц.А.: Я не могу сказать, будут создаваться или нет. Это не моя прерогатива - говорить об этом и это решать. Но я думаю, что в обозримом будущем даже если они будут создаваться, то готовить профессиональных медиаторов в вузах это не совсем правильно продуктивно. 

Ведущая: Скажите, пожалуйста, имеет ли юридическую силу сертификат на право быть медиатором, полученный в какой-либо другой стране, например, Европе или Америке? Сможет ли человек, прошедший всю программу подготовки медиаторов в России, например, приехать в Швейцарию и вести медиативную деятельность там без дополнительной подготовки и переобучения? 

Шамликашвили Ц.А.: Для того, чтобы человек мог вести какую-то деятельность за границей, он, по меньшей мере, должен владеть иностранным языком. Это для него первое условие доступа.
Теперь расскажу о работе за границей. Не так много стран, где есть формализованный, тем более на государственном уровне, допуск к этой профессии. В связи с тем, что у нас есть деление на профессиональных и непрофессиональных медиаторов, иностранные медиаторы,   приехавшие в Россию из-за рубежа, до тех пор, пока не пройдут квалификационный семинар или какую либо иную процедуру на соответствие, не смогут считать себя профессиональными медиаторами, что ограничивает сферу их деятельности в соответствии с Законом, предусматривающим осуществление процедуры медиации после обращения сторон в суд только медиаторами, ведущими деятельность на профессиональной основе .
Такая же ситуация, насколько я знаю, существует в некоторых европейских странах. Например, в Австрии необходимо быть внесенным в реестр Министерства юстиции Австрии. В некоторых странах, скажем, в Бельгии, тоже есть ограничения, связанные с регистрацией в профессиональном сообществе. Что касается США, то там очень многоцветный рынок медиативных услуг. Несмотря на то, что США являются, своего рода, родоначальником медиации, весь мир их уже давно обскакал с точки зрения подготовки медиаторов, разграничения того, что же такое медиация, альтернативное разрешение споров в целом или же отдельные виды альтернативного разрешения споров, как, например, в директиве ЕС, в которой очень четко прописано, что является медиацией, какой этот процесс, каковы основные принципы процедуры медиации. И наш закон фактически закрепил модель содействующей медиации. Это очень важно, потому что, тем самым, мы фактически приняли закон, который не устареет в ближайшие годы морально, а, наоборот, находится в авангарде развития медиации. Поэтому хорошие российские медиаторы имеют все возможности дать фору многим западным медиаторам. 

Ведущая: Скажите, пожалуйста, меняются ли в связи с утверждением программы подготовки медиаторов ранее выданные свидетельства медиаторов, которые готовились по несколько иным стандартам? 

Шамликашвили Ц.А.: На наш взгляд, эти свидетельства должны быть подтверждены, должна быть какая-то преемстственность. В том случае, если этого соответствия нет, надо смотреть, насколько велико несоответствие утвержденной программе. Кому-то надо будет пересдать экзамен, кому-то пройти дополнительные курсы, кому-то всю программу сначала и до конца. 

Ведущая: Поступало достаточно много вопросов относительно того, что будет входить в новую программу подготовки медиаторов. Имеются в виду дисциплины, если их можно так назвать. Каким предметам и знаниям будут учить в рамках этих дисциплин и кто будет осуществлять экзаменовку будущих медиаторов? 

Шамликашвили Ц.А.: В программе нет никакого деления на дисциплины, нет дисциплин как таковых в нашем традиционном понимании. В программе есть темы, поскольку это такая деятельность, которая требует формирования глубинных знаний и навыков, приобретаемых, в том числе, через проживание их на личном опыте. Медиация - это междисциплинарная область, в ней соединились право, психология, конфликтология, социология, лингвистика, психолингвистика, нейропсихология, семиотика и многое другое. При этом медиация - это такая благодатная почва, которая постоянно в себя вбирает все лучшее, что появляется в области разрешения конфликтов, изучения поведения человека, межличностных отношений. Современное право тоже претерпевает некоторые трансформации, за которыми мы, будучи обычными людьми, не всегда поспеваем. И потому, что сегодня все-таки приходится соглашаться с тем, что состязательность чаще всего малопродуктивна, современное право потихонечку смещается в сторону сотрудничающего права. И всему этому учит медиация в том числе. 

Ведущая: Прочитала, что будущих медиаторов будут обучать антистрессовым методикам и работе с агрессией, возражениями, которые встречаются в медиации. Расскажите, пожалуйста, о них поподробнее, кто будет обучать будущих медиаторов именно таким методикам? 

Шамликашвили Ц.А.: Наверное, этим методикам их будут обучать преподаватели медиаторов. Курс ведь должен быть ориентирован на то, чтобы формировать навыки и умения ведения процедуры. А медиатор постоянно работает с эмоциями сторон, в том числе сталкивается и с негативными проявлениями и должен быть готов к этому. 

Ведущая: Кто на данный момент осуществляет подготовку медиаторов, хотя бы на примере Вашего центра? Ведь все-таки это достаточно молодой курс и найти квалифицированных российских специалистов по этой программе в России достаточно сложно. Кто, на Ваш взгляд, способен сегодня осуществлять в России качественную и грамотную подготовку будущих медиаторов? Какое учебное заведение, на Ваш взгляд, наиболее подготовлено в этом вопросе? 

Шамликашвили Ц.А.: Я могу говорить только о нашем Центре, потому что не знаю и не имею возможности комментировать деятельность других организаций. Что касается нашего Центра, то я уже говорила, что мы являемся разработчиками своих собственных программ. Мы их долго обкатывали, опираясь при этом на уже имеющийся опыт. Мы начинали с того, что приглашали наших западных коллег. Я сама училась, можно сказать, совершая кругосветное путешествие. Только это было не кругосветное путешествие для удовольствия, а кругосветное путешествие для изучения медиации. Хотя постижение новых знаний – это тоже удовольствие. Интересно, когда сталкиваешься с совершенно разными подходами, с разными школами. Мы сначала, попытались проецировать западную медиацию на наш менталитет, связать с нашей действительностью, а потом уже выделили, что важно и ценно для нас, что мы можем из этого взять, сделать своим, а что необходимо привнести своего. И таким образом рождались наши программы. На сегодняшний день сложился коллектив тренеров, способных преподавать медиацию. Не только проводить ее, но и преподавать на самом высоком уровне. Ведь не зря мы уже почти три года ведем курс "Мастер медиации", который предусматривает углубленное обучение, в том числе и тренерский курс. 

Ведущая: Насколько дорогостоящими являются услуги медиатора? Как начисляются его гонорары и от чего зависят? 

Шамликашвили Ц.А.: Это один из наиболее часто задаваемых вопросов. Он особенно актуален для тех людей, которые присматриваются к медиации, пытаются ее понять, насколько им выгодно или доступно обращение к новому методу разрешения споров. Тем более что мы говорим, что этот способ позволит многим получить доступ к справедливости, к продуктивному решению конфликтов. Могу сказать, что медиация действительно доступна, в том числе и тем, кто стеснен в средствах. На сайте нашего Центра размещен пакет документов, необходимых для проведения процедуры медиации. Среди этих документов есть и положения о сборах, о гонорарах. Все желающие могут ознакомиться с этими документами (http://www.mediacia.com/uslugi-mediacii.htm). У нас очень широкая шкала и градация споров, в зависимости от этого варьируются гонорары медиаторов. Понятно, что это зависит еще и от квалификации медиатора.
На сегодняшний день, пока медиация еще молода, обращений не так много. Мы стараемся большинство процедур, связанных именно с обращениями населения, проводить по минимальной цене, а иногда делаем это и вовсе бесплатно. У нас размер организационного сбора начинается от 500 рублей. Человек что-то должен заплатить за эту процедуру. Это абсолютно необходимо в большинстве случаев, потому что здесь есть и психологический момент. Когда человек знает, что заплатил, он будет всерьез участвовать в процедуре. Иногда люди приходят, не совсем понимая суть медиации. Им разъясняешь, но они все-равно думают, что раз обратились к медиатору, то пусть он им помогает, решает, как им дальше жить. Медиатор задает вопросы, вовлекает участников процедуры в работу, и тут они начинают сопротивляться тому, что им самим тоже нужно приложить усилия. Когда же стороны знают, что заплатили деньги, даже самую незначительную сумму, они стремятся получить как можно больше от процедуры. Это то же самое, как когда человек приходит учиться, а его учат, загнав в аудиторию против желания, и заранее понятно, что он от учебы много не возьмет. Если он пришел учиться за свои собственные деньги, то он будет учиться.
Если мы говорим о коммерческих спорах, то известно, насколько дорого обходится юридическое сопровождение. Если речь идет о судебной тяжбе, то понятно, что это все нарастает по времени, затягивается. А медиация позволяет быстро решить вопрос, потому что самому бизнесу полезно разрешить ситуацию. С другой стороны, это еще экономия на судебных издержках. Гонорар медиатора никогда не привязан к стоимости возможной претензии или иска, т.е. он всегда исчисляется по часам или по дням. Даже самая сложная коммерческая медиация может длиться несколько дней. И если в данном случае стороны могли бы понести многомиллионные издержки на судебных расходах, здесь решение вопроса может им обойтись в несколько десятков или сот тысяч. Вот такое соотношение. 

Ведущая: Логично следует другой вопрос. Какова будет стоимость курса, после которого можно стать медиатором? 

Шамликашвили Ц.А.: Что касается нашего Центра, то вся информация размещена на сайте, и всю дополнительную информацию можно получить в Центре. Стоимость наших курсов полностью сопоставима с тем, что имеет место за рубежом. Программы наши очень солидны, соответственно и цена обучения сопоставима с зарубежными аналогами. Но в тоже время зарубежные аналоги даже нельзя назвать аналогами, потому что чаще всего это 5-дневное обучение, т.е. более короткое, а наше обучение предусматривает длительную работу со слушателем. 

Ведущая: Ваш центр ведет факультативные ознакомительные программы "введение в медиацию" в ведущих вузах страны, Центром организованы совместно с вузами медиативные клиники. Расскажите, пожалуйста, об этом подробнее. Как они работают и в чем заключается их непосредственная работа? 

Шамликашвили Ц.А.: Что касается спецкурсов, то, действительно, мы их проводим уже шестой год в трех вузах. Это Школа частного права, с нее мы начинали, МГУ и МГЮА. И надо сказать, что студенты с очень большим интересом относятся к нашим спецкурсам. Эти курсы прошли многие студенты, которые впоследствии поработали у нас в период практики. Мы всегда стремимся приглашать молодых специалистов, содействовать тому, чтобы они получили для себя что-то новое.
Что же касается медиативных клиник, то мы заложили фундамент для двух медиативных клиник. У МГУ и МГЮА уже есть свои юридические клиники. И мы в их рамках решили создать медиативные клиники. Подготовлены студенты, их кураторы. Но я не могу сказать, что вполне довольна тем, как движется эта работа. Надеюсь, что потихонечку это все начнет оживляться. Преподаватели вузов должны знать, что такое медиация. Когда мы старались вовлечь преподавателей, проводили занятия для медиативной клиники, то на первый день обучения пригласили и преподавателей для того, чтобы они погрузились в предмет, хоть немножко поняли, о чем будет идти речь, потому что им очень трудно координировать своих же студентов, курировать их работу, не понимая, в чем она заключается. Надеюсь, что постепенно преподаватели тоже "заразятся" медиацией и работа станет более оживленной. Для нас это очень важно, потому что медиативные клиники - это один из способов дать знания будущим молодым юристам, а с другой стороны, привлечь население, показать общественности, что это такое. Ведь человек туда приходит с какой-то своей болью, с какой-то сложностью. И ему здесь бесплатно помогают, дают возможность узнать о новой процедуре и разрешить конфликт, в котором он находится. 

Ведущая: И заключительный вопрос. Из каких регионов обучаются слушатели в Центре, только ли из Москвы и больших городов? Как обстоят дела сегодня в регионах? Появились ли там уже центры подготовки медиаторов? 

Шамликашвили Ц.А.: С конца 2008 г. начали появляться центры, организации, которые предлагают обучение медиаторов. В последние полгода их стало еще больше.
Не хотелось бы, чтобы на волне моды на медиацию люди, не имеющие опыта и необходимых знаний, в погоне за быстрым и легким заработком наживались на неинформированности и наивности наших граждан. Чтобы стать медиатором и, тем более, чтобы учить других этой профессии, нужен опыт, знания, профессионализм.
Я могу сказать, что наш Центр ведет работу по созданию филиалов, сотрудничает с выпускниками, живущими, в том числе, и в отдаленных регионах России, чтобы создать условия для качественного распространения знаний о медиации. Ведь это инструмент для людей, для блага человека, нашего общества и страны в целом. 

Ведущая: Уважаемая Цисана Автандиловна! Мне от лица ИА "ГАРАНТ" только остается поблагодарить Вас за ответы и пожелать вам удачи в вашей профессиональной деятельности по внедрению медиативной практики. 

Шамликашвили Ц.А.: Вам тоже большое спасибо!