Не судимы будете: право выбора за участниками конфликта

Худой мир, как известно, лучше любой ссоры. Тем не менее статистика гласит – все больше россиян, отчаявшись договориться полюбовно, ищут правды в судебных инстанциях. По данным судебного департамента при ВС РФ, за 2009 год число гражданских дел, принятых к производству судами общей юрисдикции, выросло до 13, 5 млн. против 10,5 млн. в 2008 году. Сможет ли внедрение альтернативных способов решения споров предотвратить развитие судебного коллапса и одновременно повысить культурный уровень взаимодействия граждан - эти и другие вопросы мы обсудили с президентом Научно-методического Центра медиации и права, председателем подкомиссии по альтернативным способам разрешения споров и медиации Ассоциации юристов России Цисаной Автандиловной Шамликашвили.

Цисана Автандиловна, чем Вас лично заинтересовала тема медиации?

- Часто от вполне успешных, состоявшихся юристов можно услышать, что им тесно в рамках привычной модели профессионального поведения. С одной стороны им импонирует юриспруденция как таковая. Но необходимость всегда защищать чьи-то права в ущерб другой стороне у многих вызывает внутренний дискомфорт. Наиболее прогрессивные современные юристы понимают, что оставлять юридический консалтинг, правовую помощь в том состоянии, которое они приобрели за последние десятилетия двадцатого столетия – недопустимо. Прежде всего, в силу того, что практикующий юрист (адвокат, юридический консультант) своими действиями часто противоречит истинному предназначению юридической профессии и этическим нормам, которыми должен руководствоваться человек призванный защищать законные права и интересы своего клиента и быть гарантом справедливости. Адвокат, юрисконсульт должны создать условия, в которых обратившийся к нему человек получит наилучший результат. Заметьте результат лучший для клиента, а не тот который считается лучшим с точки зрения юриста в его интересах. Именно реализация интересов клиента должна быть приоритетом в работе профессионального юриста и для достижения этой цели он должен использовать все доступные и допустимые способы и средства. Это значит, что юрист обязан предоставить своему доверителю возможность выбора наиболее оптимального и приемлемого выхода из создавшейся ситуации.
Медиация - это метод, который оставляет именно сторонам спора право выбора решения, с которым им самим же придется жить в будущем, ничего не навязывая, при этом предлагая им всю возможную помощь в поиске этого решения.
Например, в начале 2000-х гг., в эпоху становления рыночных отношений, наблюдалась повышенная законотворческая активность, на страну обрушилась лавина законодательных актов, за которыми не то что обыватель, профессионалы порой не могли уследить. Мы с коллегами были приглашены принять участие в Программе правового всеобуча осуществлявшейся на территории Центрального федерального округа РФ. Одной из наших главных задач стала работа с наиболее уязвимыми группами населения – подростками и пенсионерами, в общении с которыми мы поняли, что не достаточно рассказывать им о защищающих их права законах, которые меняются с невообразимой скоростью и которые даже их авторы не трактуют однозначно. Нужно прислушиваться к нуждам этих людей, пытаться решить их насущные проблемы. Появилась идея интегрировать медиацию в эту Программу, нашу идею поддержал Георгий Сергеевич Полтавченко. Так все и началось. То есть претворение идеи в жизнь уже на российской почве.

Вы получили образование медиатора за рубежом и сегодня являетесь аккредитованным медиатором  при CEDR в Лондоне. Применим ли зарубежный опыт у нас и в чем особенность российской медиации? Можно ли рассчитывать на успешное развитие этого института в реалиях современной России?

- Любой опыт, каким бы он ни был, безусловно, полезен. Перед нами целая панорама эволюции мировой медиации. При грамотном использовании этого бесценного опыта мы можем динамично и успешно внедрить медиацию в самые разные сферы жизни, минимизировав ошибки, сделав уроки из опыта наших зарубежных коллег. Что касается российской медиации, то здесь необходимо учитывать социально-культурные особенности нашей страны. Да, возможно современный российский менталитет характеризуется излишней конфликтностью и агрессивностью, которые вызваны тотальным недоверием россиян – к закону, людям и самим себе. Что немудрено, потому как нас около 70-ти лет планомерно отучали от возможности и необходимости участия в принятии глобальных решений. Государство пыталось влиять даже на наши личные, можно сказать интимные решения, лишив, таким образом, людей желания совершать поступки, способности брать на себя ответственность. Зачастую бывают ситуации, когда человек, боясь быть преданным, предает первым. Получается замкнутый круг. В конфликтной ситуации американцы, например, более прагматичны, поэтому легче договариваются. У наших соотечественников в отношениях зачастую превалируют духовные аспекты, мы охотно апеллируем к не материальным ценностям, более эмоциональны в проявлениях. При подготовке российских медиаторов мы, безусловно, учитываем все эти факторы, адаптируем западные принципы к особенностям российского менталитета.
Думаю, с развитием гражданского самосознания, институтов гражданского общества альтернативные способы разрешения споров, и особенно, медиация, обретут больше поклонников и сторонников среди россиян.

Какое место занимает медиация в системе альтернативного разрешения споров: в чем принципиальное отличие медиатора от финансового омбудсмена и третейского судьи?

- Омбудсмен отнюдь не является институтом альтернативного разрешения споров. «Омбудсмен» это термин пришедший к нам из шведского языка и буквально означает -защитник прав. Выполняя свою основную миссию, функцию, если хотите, он может использовать различные методы и подходы, вплоть до директивных и административных и в том числе такие инструменты каким является медиация.
Что касается третейского разбирательства. Несмотря на «обласканность» со стороны государства, поддержку судейского сообщества, метод, на который возлагали надежды, так и не сыскал популярности в России. Одна из причин тому, на мой взгляд, кроется все в том же недоверии подозрительности, царящих в нашем обществе и среди предпринимателей в особенности. Третейские суды часто воспринимают как карманные, а значит не нейтральные и непредвзятые какими они должны быть структуры, в которых споры разрешают вынося решение. Т.е третейский суд оценивает и присуждает, ограничивая при этом стороны в праве не согласиться и опротестовать решение. При третейском разбирательстве стороны делегируют полномочия по разрешению спора третьему лицу, от которого с момента передачи дела на рассмотрение третейского суда стороны полностью зависят, но к которому не всегда испытывают доверие. Тогда как медиация – это процедура в которой медиатор играет роль помощника, не вынося решения, а сами стороны являются активными участниками процесса поиска решения, сохраняющими контроль как над самим процессом выработки договоренностей, так и их содержанием. Медиация единственный метод с участием третьей стороны, где третья сторона не выносит решений и не оценивает ситуацию. Более того, медиатор даже не должен предлагать своих вариантов выхода из ситуации, кроме тех случаев, когда об этом попросили стороны. Причем это не должен быть прямой совет, а предложение к размышлению. Ни в коем случае медиатор не должен навязать решение, потому что только стороны могут знать, что лучше для них.

С 1-го января 2011 г. вступает в силу ФЗ "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)". Чем была вызвана необходимость законодательного регулирования процедуры медиации? Будет ли реально работать этот закон?

- Об этом мы узнаем года через 3, не раньше. В отличии от других стран, где законодательное регулирование медиации чаще всего происходило уже на фоне достаточно широкого распространения нового института по инициативе «снизу», в нашей стране Закон появился на фоне достаточно скудного практического опыта и стал своеобразным «благословлением» власти на интеграцию и распространение медиации. В документе даны четкие ориентиры для формирования условий и осуществления медиативной деятельности. Закон дает основу для ведения медиативной деятельности, определяет рамки, исключает различные трактовки принципов и методов медиации, что особенно важно. В нем указывается на возможность осуществления медиативной деятельности как на профессиональной, так и непрофессиональной основе, озвучиваются гарантии конфиденциальности, закрепляется возможность приостановления исковой давности. Закон институционализирует медиацию, создает условия для ее успешного развития.

Способствуя разрешению споров мирным путем, является ли медиатор конкурентом юристам и адвокатам? Как воспринимается появление нового института юридическим сообществом? Есть ли у медиации противники?

- То, что после 6 лет поступательной работы закон о медиации вступает в силу, во многом результат поддержки юридического сообщества – ученых, судей, практикующих юристов.
Хотя, конечно, нельзя говорить о тотальном приятии института медиации. Вовсе не значит, например, что все декларирующие поддержку медиации судьи готовы завтра засучить рукава и работать на благо развития института. Для того, чтобы компетентно предлагать метод, владеть медиативным подходом и действительно содействовать примирению, надо много и упорно учиться и трудиться.
Внимательнее всех к медиации относятся корпоративные юристы. Для них это важный инструмент, с помощью которого можно минимизировать моральные и финансовые риски при судебных разбирательствах.
Что касается адвокатов, то они, как мы знаем, самая «избалованная» часть юристов. В целом адвокатское сообщество лояльно и оказывает поддержку развитию медиации. Другое дело, что адвокат, рекомендуя медиацию, не должен выступать в качестве медиатора, если он ранее уже имел взаимоотношения с одной из сторон. Некорректно если также медиатор будет выбран из членов одной адвокатской коллегии или конторы, в которую входит адвокат-представитель. В таком случае клиенты должны быть информированы о том, что это может нанести ущерб процедуре медиации и поставить одну из сторон в заведомо невыгодное положение.

Во многих европейских странах медиация является обязательной досудебной процедурой. Кроме того, государство финансирует службу медиаторов, считая, что это финансово целесообразно и разгружает судебную систему. Существует ли подобная перспектива для российской медиации и станет ли процедура медиации обязательной при разрешении ряда споров?

- Об это много говорилось и в процессе подготовки Закона, и сейчас мне часто приходится слышать мнение судей о том, что нужно ввести медиацию как обязательную процедуру. Но я думаю, что в первые несколько лет надо дать возможность этому институту развиваться, неправильно делать медиацию инструментом принудительного счастья. Этим можно добиться обратного результата. Пусть это будет добровольный инструмент, который способствует развитию гражданского общества. А со временем и граждане, в том числе предприниматели, по достоинству оценят его преимущества. Считаю, например, некорректно отправлять в принудительном порядке на медиацию человека, обратившегося в суд. Другое дело – ему может быть рекомендована эта процедура, и его право согласиться или нет.
Надеюсь в обозримом будущем в регионах, где есть судьи поддерживающие медиацию в судах будут введены информационные сессии знакомящие стороны с сутью и преимуществами медиации. Проводить такие сессии могут, в том числе и специально обученные работники суда.
Можно также направлять на медиацию с возможностью бесплатного участия в ней в течение двух-трех часов, за которые стороны смогут определиться, хотят ли они участвовать в подобной процедуре.

Где больше востребована процедура медиации – в Москве или регионах?

- Столичные жители пока что больше знают о медиации. В 2008 году был запущен эксперимент по внедрению примирительных процедур в практику судов Уральского Федерального округа. Провели конференцию по медиации, выездные обучающие семинары для судей. Ведется работа со Свердловским Арбитражным судом, группа судей которого уже добилась видимых результатов по заключению мировых соглашений, используя медиативные навыки для примирения сторон. Председатель суда Ирина Валентиновна Решетникова не так давно озвучила следующие цифры: 33 % мировых соглашений у судей, владеющих медиативным подходом, против 3% у служителей фемиды, не использующих его в своей работе.

Коль уж мы заговорили о соглашениях. Имеет ли медиативное соглашение правовую значимость? Что происходит, если одна из сторон по прошествии какого-то времени отказывается добровольно выполнять условия, обозначенные в документе? Встречались ли подобные прецеденты в Вашей практике?

- Медиативное соглашение прописано в Законе как результат успешной медиации. Там же указано, что оно является гражданско-правовой сделкой со всеми вытекающими правовыми последствиями. То есть, в случае его неисполнения, стороны вправе обратиться в суд. В случае же, когда процедура медиации проходит после или во время судебного разбирательства, медиативное соглашение может быть утверждено судом в качестве мирового. Хотя, еще раз подчеркиваю, что медиация – добровольный способ урегулирования конфликта. Зачастую стороны обращаются к медиатору, использовав все возможные инструменты и так и не достигнув желаемого результата. Поэтому и исполнение медиативных соглашений практически достигает 80-85%.

В каких сферах наиболее востребована медиация? (Здесь можно рассказать подробно об инициативе внедрения медиации в банках)

- Медиация наиболее востребована в самых разных сферах, и мы уже об этом говорили в предыдущих вопросах. Со вступлением в силу закона "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)"есть определенное ограничение. В соответствии с Законом медиация применяется для урегулирования споров, возникающих из гражданско-правовых отношений, семейных и трудовых. Поэтому мы предполагаем, что одной из сфер, в которой наиболее активно будет применяться медиация - это сфера бизнеса. При разрешении любых коммерческих споров, в том числе и внутрикорпоративных медиация доказала свою эффективность. Есть все предпосылки для того, чтобы медиация интенсивно внедрялась в такие сферы деятельности как банковская и страховая. Эти две отрасли в нашей стране еще недостаточно развиты. Сейчас только формируется модель взаимодействия как внутри сообществ, как банковского так и страхового, так и их отношения с внешним миром, прежде всего, с их потенциальными клиентами. И та и другая сфера таит в себе много возможностей для возникновения противоречий, разногласий, конфликта интересов. К примеру, за последние несколько лет бурно развивается в банковском секторе такое направление как потребительское кредитование. Это еще один шаг в развитии нашей экономики. При этом ни сами банки, ни тем более население не подготовлены в достаточной степени для того, чтобы эти отношения выстраивать на конструктивной долгосрочной основе. Для этого есть множество причин: отсутствие культуры и традиции в выстраивании долгосрочных отношений с кредитными организациями, отсутствие финансовой грамотности населения, не умение предотвращать и минимизировать риски возникновения конфликтных ситуаций. Медиация и медиативный подход являются именно тем инструментом, который позволит при умелом его использовании увеличить эффективность деятельности банков, снизить возможные риски, при этом системно анализировать и устранять ошибки и пробелы, допущенные в деятельности, и сохранять реальную, а не мнимую полезность для клиентов. Медиацию можно рассматривать как способ оперативного реагирования, дающий равные возможности всем сторонам, вовлеченным в конфликт.

2. Планы Центра на будущий год.
И в следующем году мы будем двигаться в том направлении, в котором двигались в предыдущие годы. Одна из задач Центра - распространение и всемерная интеграция медиации как при разрешении правовых споров, так и в социальной сфере. Уже на протяжении более пяти лет существования Центра можно проследить какие используются нами инструменты. Этими же инструментами мы будем пользоваться и дальше, конечно проявляя творчество, находя новые подходы, для того, чтобы медиация приобретала новых сторонников. Во многом этому будет способствовать то, чтобы наши читатели и наши сограждане знакомились с нашими публикациями, журналами, теми книги, которые издаются о медиации. Наряду с другими многочисленными мероприятиями в этом году у всех, кто интересуется медиацией, будет уникальная возможность принять участие в Четвертой Международной конференции «Медиация – инвестиция в будущее».


Интервью. Юридическая газета. № 3(5), январь 2011г.